Обвиняемые в злонамеренном... этногенезе (Часть 2)

Окончание

Но «мова», «мова»!
Их отделяли от нас «мовой», ее специально поддерживали и продвигали! Ее насаждали!

Ну, а что «мова»?
«Мова»-то вам что…
Ладно, те придурки по ту сторону границы на «мове» помешались, так и наши еще туда же.

«Другие книги» у нас были запрещены на всех языках, даже на «мове».
А «мовное» содержание остальных полностью соответствовало содержанию на русском.

Collapse )

Обвиняемые в злонамеренном... этногенезе (Часть 1)


Практически все наши ТВ каналы уже шестой год обсуждают почти одну только Украину или то, что с ней связано. И это невозможно объяснить только желанием отвлечь общество от других, прежде всего, внутренних проблем.

Надо сделать неприятный вывод – наше общество «ушиблено» Украиной.
«Ушиблено» - это значит, что общество находится в прострации. Явление «свидомой» Украины было и остается для него полнейшей неожиданностью.
Все это говорит о неодекватности наших общественных представлений (как прежних, так и нынешних) по данной проблематике.

Collapse )

Так кто же создал нынешнюю Украину?

- И самое обидное, что не я в этом виноват...
- А кто же?
- Предки. Прадеды, прабабки…
Они вели себя при жизни как свиньи,
а мне приходится отвечать…
А я по натуре добряк, умница…
Я человек начитанный, совестливый…
Я валю на предков, как на покойников.
Им все равно, а мне полегче.


Е.Шварц. «Обыкновенное чудо»



Булгаковский Чарнота не бывал в Мадриде, но мог пари держать, что по сравнению с русскими городами: Харьковом, Ростовом, Киевом ("Ах, Киев-город - красота!") испанский город - дыра дырой...

В Мадриде не бывал. И зря хаять не буду.

А в русском Киеве-городе был.
Был и во Львове. Город не русский. По архитектуре, по какому-то неуловимому духу. Но никаких отрицательных эмоций припомнить не могу. И матушка моя таковых из Трускавца (с почками имела проблемы) не привозила. Может, просто повезло.
А Киев – это попросту русский город. «Идальни» и «Будинки» всякие, скорее веселят, нежели раздражают. Практически везде только русская речь, правда, медленная и распевная.
Так было в начале 80-х годов ХХ века.

Так было.

А сегодня юго-западнее Брянска уже бушует реальность века XVII.
Геополитически, конечно, геополитически.
Враждебной дугой, накаленной тяжелой ненавистью, опоясало не Россию даже - Московию.
Опоясало от «можа до можа».
Новой «Речью Посполитой» опоясало.
Литва, Польша, Малороссия.
Цепные псы восточного вала европейской цивилизации.

Collapse )

Блин...

Никогда такого не было, и вот - опять…

В передаче «Большая игра» 13 октября Дмитрий Саймс привел в качестве примера политической гибкости политику Ленина периода заключения Брестского мира.
И американский политолог сразу же получил гневный отлуп со стороны «нашего» Вячеслава Никонова, внука прославленного наркома.

Ленин, дескать, совершил величайшую ошибку, он отдал врагу огромные территории и заплатил огромную контрибуцию в тот момент, когда Германия и Австро-Венгрия «дышали на ладан».

Нормальных слов нет – только нецензурные…
И, все же, попробую.

Collapse )

Немного актуальной геополитики на фоне бесконечных разговоров про Украину (Часть 2)


Окончание

Вспоминается проект «Имя России», вокруг которого ломали копья в 2007 году. На ТВ его вел один из четырех «комсомольцев-взглядовцев», выползших в конце 80-х из широкого рукава главного «партийного» идеолога А. Яковлева.
Этот телеведущий заявил, что в 1991 году Россия «сбросила балласт». Если мне не изменяет память, никто не только не возмутился, но даже не попытался смягчить это утверждение. Никто из присутствовавших в студии «патриотов». Это прозвучало как само собой разумеющееся. Как абсолютная истина.

И какая же нужда в 90-х годах подвигла элиту и народ к такому саморазрушению?

Collapse )

Немного актуальной геополитики на фоне бесконечных разговоров про Украину (Часть 1)


— Так... кто же... убил?.. — спросил он,
не выдержав, задыхающимся голосом.

— Как кто убил?..  — да вы убили,
Родион Романыч! Вы и убили-с...

— Это не я убил, — прошептал было Раскольников,
точно испуганные маленькие дети,
когда их захватывают на месте преступления.


Ф.М. Достоевский. Преступление и наказание


Один из героев Грэма Грина («Ведомство страха»), размышляя о России, делает вывод: Россия это не страна (в отличие, например, от Англии), Россия – это часть Света.
Однако то, что почувствовал Грэм Грин, правильнее было бы выразить несколько иначе: Россия - это особая цивилизация. И «особость» ее остро ощущают именно представители цивилизации Западной, ибо эта «особость» проявляется, как альтернатива именно по отношению к ней.

Удивительно, но в стране победившего диалектического и исторического материализма как раз материальные факторы бытия народов, такие, как климат и география, фактически игнорировались. Казалось бы – куда материальней, куда объективней!
Игнорировались эти факторы в угоду «правильным» производственным отношениям, которые согласно теории должны творить чудеса (удивительный идеализм!)
Collapse )

Несколько штрихов к картине предпоследнего явления "свидомитов"


Концепция: украинцы – это «практически» русские (в том числе и в советском варианте «братского народа») - это было наименее болезненное для всех решение проблемы преодоления изначальной неорганичности украинского этноса в русском пространстве.
Но сегодня эта концепция на Украине подлежит полному сносу.

Увы, ситуация почти безнадежно запущена.

Напомним, что 100 лет назад наши небратья оставались без идеологического присмотра всего два-три года. И нужно учесть тогдашний уровень грамотности населения и неразвитость средств массовой информации.

Collapse )

ОНО


И вот опять и снова наши братья-небратья не слышат нас.
Не хотят слышать.
Мы им объясняем, что мы, русские и украинцы, два братских народа (даже почти один народ).
Был, дескать, в свое время единый русский народ (ну, с некоторым этнографическим разнообразием), а его взяли и искусственно разделили.
А они ни в какую – погладить себя не дают.

Казалось бы, та тугая, лютая, иррациональная сила, которая сегодня движет изрядной частью украинского общества, и которая неизбывно ощущается в диалогах с украинцами, должна бы подсказать нам, что дело обстоит неизмеримо сложнее, и что проблема не укладывается в миф о «воссоединении», о Переяславской Раде и в легенду о «русских» казаках Тараса Бульбы.  

Давайте признаем, что хоть в чем-то наши «небратья» правы.
И нам давно бы пора усвоить, что, вообще-то…
Русские и украинцы – это два разных этноса.
Collapse )

Обстоятельства непреодолимой силы. Закрывая тему. Часть 2

Окончание

Возможно, сообщение Дурново о «бессознательном социализме», исповедуемом массами, многие воспримут скептически.

В подтвержение абсолютной правоты Петра Николаевича по данному вопросу приведем фрагмент из воспоминаний Л. Тихомирова касательно периода 1907 года и его работы в руководстве «Союза русского народа». Речь идет о IV съезде Объединенного Русского Народа, где

«вся крестьянская и, вообще, народная часть съезда требует отчуждения земель, а о переселениях говорят, что нужно переселить помещиков, дав им пособие, а их земли отдать здесь крестьянам.»

В руководстве «черносотенными» организациями страшно испугались требований съезда, направленных против столыпинской реформы. Это был скандал!
Collapse )

Обстоятельства непреодолимой силы. Закрывая тему. Часть 1


Историки, политологи и пропагандисты, уверяющие нас в том, что именно большевикам Россия обязана поражением в ПМВ, являются заведомыми манипуляторами. По существу это что-то вроде «взятия Бастилии парижскими коммунарами», но повторенное много-много раз в разных вариантах и ставшее для многих общим местом. Справедливости ради необходимо уточнить, что большевики и коммунисты долгое время сами приписывали себе эту роль, только в «положительном» ключе - мы, дескать, через одностороннее поражение вывели страну из неправедной войны. Так что нынешние «историки» в целом просто инвертировали нравственную оценку этого мифа и сделали основной упор на «Парвуса» и «бабло».      

Дело в том, что в истории страны самую роковую роль сыграл т. н. интеллигентно-буржуазный класс. Это весьма сложный исключительно русский феномен, а потому подходить к его описанию с европейскими мерками контрпродуктивно. И уж, тем более, он не влезает в прокрустово ложе представлений «марксистско-ленинского учения», хотя марксистов на левом фланге этого слоя было предостаточно. Карго культ это, вообще, разновидность социального помешательства, и подходить к оценке такого, во многом идеалистического явления, исключительно с мерками чисто классового подхода, подразумевающего, прежде всего, примат рационального экономического интереса, вряд ли уместно. Оценка деятельности социальных сумасшедших требует адекватного  инструментария.      

Collapse )