otshelnik_1 (otshelnik_1) wrote,
otshelnik_1
otshelnik_1

Categories:

Два Краха. Когда История даже не рифмуется (Часть 1)


По мере того, как явственно вырисовываются наши скромные достижения последних 30 лет, многих охватывает чувство досады, и свое неизбежное разочарование от «вхождения в цивилизацию» они склонны сублимировать решительным обличением «большевиков-попередников».

Почему их, а не себя любимых?
Да так уж устроен человек…
Ах, каких высот мы могли бы достичь, если бы сто лет назад  большевики не испортили фатально страну!

Они создали страну, которая целиком и полностью ассоциировалась с их партией. Страну создали под партию, под идеологию. Начала разваливаться партия – начала разваливаться и страна.
Ну, кто же так строит!

Партия начала разваливаться… Страна начала разваливаться…

В нашем обществе царит удивительная тяга к глаголам возвратного вида, особенно когда речь заходит о развале СССР и о 90-х годах.
Предложения, как правило, безличные, неопределенно личные…

И при этом явно или неявно звучит сакраментальная мысль: дореволюционная Россия строилась по-другому, крепко, и ее устойчивость не зависела от авторитета каких-либо политических групп.
Дореволюционная Россия была естественной, исторической, настоящей, и была разрушена совершенно искусственно и преступно. Каким-то деятелем по кличке «Старик».
А потому советская Россия-СССР – это Россия ненастоящая, неестественная и неисторическая. Это Россия, «выдуманная» большевиками, а, следовательно, ее разрушение было, как бы, вполне естественным, закономерным и даже справедливым актом.
Это редко говорится прямо, но, как правило, всегда следует из контекста.

Просто удивительно!

Удивительно, как инверсная история, где все перевернуто с ног на голову, прочно вступила в свои права!
И если бы речь шла только о психологическом комфорте тех, кто 30 лет назад сознательно окунулся в процесс «демонтажа совка», так и ладно бы. Но ведь общество и элита, исходя из этих концепций, принимают решения, имеющие далеко идущие последствия. 

Ну, что же давайте сравним два Краха нашей Империи.

В начале ХХ века и в конце его.
Придется кое в чем повториться, но если оппонировать заезженной «перестроечной» пластинке, то без повторов никак не обойтись.

Начать нужно с того, что на самом деле стабильность РИ и само ее существование зависели только от одного единственного человека – Монарха, Императора.
Нет, конечно, вокруг него были и «институты», но это были «институты» вокруг него. А без него эти «институты» мгновенно переставали быть.
Судьба страны зависела не от положения дел в массовой политической партии, а по существу от авторитета одного единственного человека!
(Что-то это мне смутно напоминает…) 

В дореволюционной России не было настоящих политических партий в западном понимании этого феномена, как нет их и сегодня. И не будет в обозримом будущем.
В дореволюционной России не было парламента. Дума (как и политические партии) представляла собой симулякр-игрушку для интеллигентно-буржуазного сословия, чтобы его представители могли тусоваться в этой «песочнице» так же, как и «взрослые дяди» на Западе.
В свое время маркиз де Кюстин не без оснований заметил: «В России есть названия всех вещей, но нет самих вещей». И в отношении политических институтов западного типа это, безусловно, справедливо.
В наших заблуждениях виноват глубоко сидящий в нас «европоцентричный» подход ко всему. В том числе и к себе любимым. А у России, как у организма, не только другая «анатомия», у нее и другая «биохимия клетки».

Ничего этого «февралисты» 1917 года не хотели знать. Они даже не догадывались, до какой степени все «институты» намертво связаны с фигурой монарха, и что с его отречением эти «институты» мгновенно растают, как дым.

«Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже “Новое Время” нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая “Великого переселения народов”. Там была — эпоха, “два или три века”. Здесь — три дня, кажется даже два. Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска… Чтó же осталось-то? Странным образом — буквально ничего.»

Это хрестоматийное от В. Розанова - не метафора и не гипербола.
Это нужно воспринимать буквально.
Вот так оно и было на самом деле.
Представители узкого слоя элиты щелкнули «тумблером» и все выключили. И назад «щелкнуть» было уже нельзя, ибо «тумблер» тоже перестал существовать.  Он тоже испарился.
«Выключить» хотели монарха, но почему-то не догадались, что «электрическая цепь», которая «запитывала» все государственные и общественные «институты», «запитывала» их «последовательно» с монархом, а не «параллельно» с ним. (Это не свойство власти, это свойство народа!!!)
И оживить эти «институты» после отречения, «пустить ток по разорванной цепи»  было уже невозможно.     

Любые социальные процессы имеют свою инерцию. Но по историческим меркам  дни и недели – это мгновенно.
Один человек поставил карандашом подпись на клочке бумаги и подписал приговор стране. Вот такая она была – «тысячелетняя Россия».
В течение столетий она формировалась именно такой, какой оказалась к весне 1917 года. Ее устойчивость зависела даже не от авторитета массовой политической партии, как на рубеже 80-90-х годов ХХ века (КПСС, кстати, во многом была частью государственного аппарата), а от авторитета одного единственного человека.
(Причем для такого авторитета необходима была еще и воцерковленность всего общества, хотя даже это не спасало от смут.  Система, созданная позднее большевиками, безусловно, представляла собой уже существенный прогресс. И новую систему просто необходимо было создавать, ибо воцерковленность общества по естественным причинам упала до критически низкого уровня, и ни о какой монархии теперь уже и речи быть не могло.)

Царь не настоящий!
И этого клича было достаточно для смуты, способной закончиться гибелью государства и распылением народа!
Катька – не законная царица! Наш царь – Петр Федорыч Третий!
И понеслось…
Причины смут, конечно, всегда были существенно глубже. Вот только по-настоящему сдерживающий авторитет был всего один.
Умирает император (или убили), и летят курьеры во все края страны приводить народ к новой присяге. Надо лететь быстрее молвы. Промежуток междуцарствия должен быть микроскопическим, чтобы даже комар (скажем, какие-нибудь декабристы) носа не подточил!

Давайте сравним.

Вот фрагмент воспоминаний А.И. Деникина касательно весны-лета 1917 года.

«Видел, наконец, и такие сцены, которые не забуду до конца своих дней... В одном из корпусов приказал показать мне худшую часть. Повезли в 703 Сурамский полк. Мы подъехали к огромной толпе безоружных людей, стоявших, сидевших, бродивших на поляне, за деревней. Одетые в рваное тряпье (одежда была продана и пропита), босые, обросшие, нечесанные, немытые, — они, казалось, дошли до последней степени физического огрубения. Встретил меня начальник дивизии с трясущейся нижней губой, и командир полка с лицом приговореннаго к смерти. Никто не скомандовал "смирно", никто из солдат не встал; ближайшие ряды пододвинулись к автомобилям. Первым движением моим было выругать полк и повернуть назад. Но это могли счесть за трусость. И я вошел в толпу.

Пробыл в толпе около часу. Боже мой, что сделалось с людьми, с разумной Божьей тварью, с русским пахарем... Одержимые или бесноватые, с помутневшим разумом, с упрямой, лишенной всякой логики и здравого смысла речью, с истерическими криками, изрыгающие хулу и тяжелые, гнусные ругательства. Мы все говорили, нам отвечали — со злобой и тупым упорством. Помню, что во мне, мало-помалу, возмущенное чувство старого солдата уходило куда-то на задний план, и становилось только бесконечно жаль этих грязных, темных русских людей, которым слишком мало было дано и мало поэтому с них взыщется. Хотелось, чтобы здесь, на этом поле, были, видели и слышали все происходящее верхи революционной демократии. Хотелось сказать им:

— Кто виноват, теперь не время разбирать. Мы, вы, буржуазия, самодержавие — это все равно. Дайте народу грамоту и облик человеческий, — а потом социализируйте, национализируйте, коммунизируйте, если... если тогда народ пойдет за вами.

Это был тот самый Сурамский полк, который через несколько дней после моего посещения, избил до полусмерти Соколова — редактора приказа № 1, творца нового строя армии, когда тот попробовал от имени Совета рабочих и солдатских депутатов, призвать полк к исполнению долга и к участию в наступлении.»


(Хорошая иллюстрация к постам:
«От народа к нации. Национальная идентичность»
https://otshelnik-1.livejournal.com/1617.html
и «О “возвращении к истокам”»
https://otshelnik-1.livejournal.com/4372.html
)

Это люди традиционного общества, но уже «без царя в голове».
Знаменательно, что здесь Деникин ничего не говорит о «большевистской пропаганде», он здесь все прекрасно понимает, и сам вещает, чуть ли не по-большевистски. (Только на вопросе «кто виноват» спотыкается.)

Или вот «февральская» зарисовка от В.Б. Станкевича.

«Не политическая мысль, не революционный лозунг, не заговор и не бунт, а стихийное движение, сразу испепелившее всю старую власть без остатка: и в городах, и в провинции, и полицейскую, и военную, и власть самоуправлений.»

Стихийное движение…
Сразу все испепелившее…
Даже «…и не бунт»…
Даже понятие «бунта» показалось Станкевичу не слишком точным для описания СТИХИИ СОЦИАЛЬНОГО РАСПАДА. В бунте, все-таки, есть хоть какое-то организационное начало.

А вот осенний пейзаж 1917 года от барона А.П. Будберга, будущего сподвижника Колчака (ген. П.Н. Краснов писал, примерно, то же самое о весне 1917-го).

«Какой-то корпус прошел через Сорокский уезд и оставил за собой пустыню; все разграблено, все жилое сожжено, женщины изнасилованы… Эти сведения составляют только часть донесения… об отводе в резерв 2-го гвардейского корпуса, проделавшего такую операцию не в одном, а в одиннадцати уездах, где на несчастье всюду были местные запасы вина.
Вот когда показались спелые плоды «бескровной» русской революции.»
АРР. Т12. С.258


Деникин, описывая весну-лето 1917-го, с горечью свидетельствовал:

«Многие части потеряли не только нравственно, но и физически человеческий облик… В полках по 8-10 самогонных спиртных заводов; пьянство, картеж, буйство, грабежи, иногда убийства…».

Это что, «Старик» их «квасить» научил?
И ведь это не «гражданка», а армия, где людей изначально приучали к жесткой дисциплине!
Барон Будберг подвел неутешительный промежуточный итог «великой и бескровной» на период осени 1917 года:

«Клетки раскрыты, дикие звери выпущены, и их поводыри обречены нестись впереди и давать зверью все новые и новые подачки; ни остановить, ни, тем паче, вернуть в клетки уже нельзя. Происходит КРАХ еще небывалого в истории размера. ТРЕЩАТ И РАЗРЫВАЮТСЯ ВСЕ СВЯЗИ…»
АРР. Т12. С.207

Можем ли мы утверждать, что хоть что-то подобное имело место при демонтаже СССР? (Именно при «демонтаже», ибо никакого стихийного «распада» не было.)

Да ничего общего…

В первом случае все рассыпалось в прах, до атомарного уровня!
И практически мгновенно.
От одного только точечного удара. Но удара в самую уязвимую точку.

А во втором случае?

А во втором случае советская перестроечная элита несколько лет разрушала страну и общество сверху,  используя гигантские возможности своей неограниченной власти по отношению к совершенно законопослушному народу.
Ложь и демагогия потоками вливались в души наших сограждан.
В глазах советских людей СССР превратили в настоящего монстра.
Изнутри превратили. Средствами нашей же пропаганды.

При этом вся советская история, включая период ВОВ, предстала как один сплошной ужас и мрак. И сегодня никакие «внешние» исказители нашей истории не в состоянии переплюнуть тогдашних наших «внутренних» «осветителей белых пятен», многие из которых и сегодня вовсе не ушли в глухую отставку. (То же нынешнее официозное ТВ занимается тем, что периодически реставрирует тот или иной осыпающийся от ветхости перестроечный бред).

Ведь речь шла о «предпродажной подготовке», когда «стоимость» страны, вообще, и общенародной собственности, в частности, нужно было уронить до нуля,  дабы немногие, кому эта собственность предназначалась, смогли бы забрать ее даром, не вызывая особого возмущения у большей части населения страны. А для этого вся история СССР и все его достижения (включая, прежде всего, материальные) должны были вызывать у этого большинства одно только инстинктивное отвращение.

Примечательно, что, с одной стороны, дореволюционной «идиллией» били по советскому «мраку», а, с другой стороны, умело «опускали» всю тысячелетнюю историю России, ибо вхождение в «семью цивилизованных народов» предполагало полный отказ от своего цивилизационного проекта. 

При этом необходимо было разрушить и общественную мораль. Только так можно было совершить этот аморальный передел. Его можно было осуществить только в деморализованном обществе. Деморализованном во всех отношениях.
Не существует отдельной «экономической морали». Мораль - понятие комплексное. И разрушали ее по всем направлениям. А отсюда и бандитизм, и наркомания, и проституция, и много еще чего. Именно это имелось в виду под «нравственным очищением», о котором заголосили-запричитали «прорабы перестройки» во второй половине 80-х. На самом деле торжествовал один принцип:  «Пусть расцветают все цветы зла». 

Но, главное, разрушение морали органично вписывалось в общий «эмансипационный» проект. Если меньшинство получало собственность и  на этой основе власть, то и большинство должно было что-то «получить». Оно получало поведенческую «свободу», гедонистическую свободу, свободу саморазрушения.

«Они слабы и бессильны, они будут любить нас, как дети, за то, что мы им позволим грешить.»

Так, кажется, говаривал Великий Инквизитор.

Чтобы провести в сжатые сроки необходимые для перестроечной элиты имущественные и социально-политические преобразования, необходимо было с абсолютной неизбежностью нанести народу социально-психологическую травму, практически несовместимую с жизнью.
Не коммунизму «ломали хребет», а народу.
Сверху ломали.  

(Да, к тому времени и в обществе сложилась определенная «суицидальная» предрасположенность. Но сама по себе эта «предрасположенность» не представляла фатальной опасности, хотя, безусловно, способствовала успеху либерального предприятия.)  

Надо признать, что общество всем этим удалось оглушить, и даже в известной степени подкупить, но его, все же, не удалось разрушить.
И когда развалили СССР, сознательно и целенаправленно (без всяких возвратных частиц «ся»), оглушенный и дезориентированный народ в массе своей, как бы, не поверил в реальность случившегося.
И он отнюдь не спешил пускаться во все тяжкие.


Элита командовала: «Разойдись!».
А народ, дезориентированный, оглушенный и разобщенный, первоначально, как мог, пытался выполнять команду: «По местам стоять!» И тем самым явочным порядком саботировал разрушение страны.

У нас в 90-е годы, прежде всего, поведение «масс» удерживало страну от распада. Помнится, пацаны-срочники Московского погранотряда (18-19-летние «Петрухи») под натиском превосходящих сил моджахедов ценой своих жизней удерживали границу в Таджикистане. И к подвигам этих пока еще по инерции советских парней элита наша была абсолютно равнодушна. Перестроечная элита в Центре была занята другими, намного более важными вопросами. Вопросами дележа госсобственности.

Иными словами, в 1991-м,  по сравнению с 1917-м, практически все было с точностью до наоборот.

Нужно отдать должное тем же «военным-февралистам» столетней давности.
Будучи в политическом смысле «не мозгом нации», они, тем не менее, сами готовы были умирать за свои идеи. Они готовы были лично водить солдат в атаки, воюя  «до победного конца». Вот только в атаки эти практически никто из солдат под их командой ходить уже не хотел.

- Ты ошибаешься, солдат, я на Чонгарскую Гать с музыкой ходил…
- Да все губернии плюют на твою музыку.


Но «февралисты» в погонах, тем не менее, упорно пылили по дорогам России со своей бредовой идеей «Учредительного собрания». Зачастую голодные и оборванные и, главное, большей части народа на хрен не нужные. Их «идея» могла объединить только узкий круг представителей «не мозга». 
Да, «поручики Голицыны и корнеты Оболенские» были одержимы своим карго культом.
https://otshelnik-1.livejournal.com/5937.html

Однако все постигается в сравнении.
Сколько получали в РИ прапорщики или поручики – 30-40 рублей в месяц? В пьесе Горького Васса Железнова рассказывает:

«Когда у нас в затоне забастовка была и пришли солдаты, так слесарь Везломцев и сказал подпоручику: “Вы, говорит, ваше благородие, сорок целковых получаете, а я зарабатываю семьдесят пять, могу догнать и до ста. Так как вы, говорит, служите богатым, а я богаче вас, так кричать на меня, богатого, вам будто не следует”».

Н.С. Хрущев вспоминал:

«Когда до революции я работал слесарем и зарабатывал свои 40-50 рублей в месяц, то был материально лучше обеспечен, чем когда работал секретарем Московского областного и городского комитетов партии».

(Но Хрущев в отличие от горьковского слесаря Везломцева был тогда молодым рабочим. А старшие квалифицированные товарищи молодого Никиты получали и 60 и 80 рублей. «А могли и до 100 догнать».)

Из 70 генералов, выступивших в начале 1918 года в «Ледяной поход», только четыре человека имели до революции «собственность», а остальные жили «на одну зарплату». Конечно, эта зарплата была побольше, чем у поручика (в разы, но не в десятки раз). И даже побольше, нежели у рабочего «на сдельщине» (представьте себе!).
Но, тем не менее…

Надо признать, что в отличие от «февралистов» нашей эпохи, белыми генералами двигало отнюдь не желание увидеть себя в списке журнала «Форбс». Субъективно, по крайней мере. Деникин возмущался: мы восстанавливаем буржуазный строй, а главный бенефициар, буржуазия, гроша ломаного не дает. Напротив, норовит запустить лапу в скудный добровольческий бюджет!
Впрочем, карго культ, он пуще неволи. Это всегда неадекватность. А последняя в чем-то сродни неисправимому идеализму.   

Вот уж чего-чего, а идеализма у разрушителей СССР не было и в помине. Если отбросить словесную шелуху, речь там шла, прежде всего, о материальных ценностях, причем о ценностях гигантских!
О неслыханных материальных ценностях СССР, но для весьма локального собственника.
Идеальные «общечеловеческие ценности» - это для «быдла».

Как там кричал киношный ротмистр Лемке?

«Это надо одному, а не всем. Понимаешь? Одному!
Такое бывает только... только раз в жизни. Только раз, ты пойми, раз!»


Это ведь не крик души ротмистра 100-летней давности. Это, скорее, крик души определенной части советских кинозрителей. Да и нынешних тоже.   

И, конечно, «февралисты» столетней давности в массе своей вовсе не хотели развала страны. Тот факт, что развал стал неизбежным следствием их действий, говорит лишь о том, что они в политическом плане не были мозгом нации.

А вот «февралисты» новейшего времени сознательно стремились именно к расчленению СССР, поскольку в «семью цивилизованных народов» брали лишь «по частям» (вернее, обещали, что возьмут).
Западная граница РФ, ставшая реально таковой лишь в 1991 году и проходящая практически в соответствии с «похабным» Брестским договором 1918 года, в сознании наших людей во многом стала уже практически священной. А как же иначе, если основные события, связанные с появлением этой границы, мы празднуем как государственные праздники?
 

Что могли получить белые «февралисты», офицеры и генералы, пытавшиеся 100 лет назад настоять на своем силой оружия?
Только лишения и смерть в боях с красными.
(Это уже потом «в процессе» многие опрокинулись в грабеж и обогащение, но ведь тоже далеко не все. Подавляющее большинство позднее бедствовало без единого гроша.)
«Мы хотели дать народу демократию, но народ оказался недостоин ее!»
Народу, или, все же, себе любимым?
Очень «умнО», ну, как минимум, «европоцентрично»…

Однако материально-то, лично для себя, они в лучшем случае восстановили бы свои 40 р. в месяц. И привычную субординацию.
Изначально белым «кадетам», выступившим против большевиков, «светили» только лишения и смерть. При весьма незначительной вероятности успеха.
Карго культ – это разновидность интеллигентского помешательства, и искать здесь чисто рациональное начало, один только расчет и одну только корысть - контрпродуктивно.
Умом Россию не понять.  Особенно, если речь идет о русских «самолетопоклонниках».

А вот нашим советским «февралистам» не угрожало ничто. Они сами были частью советской элиты. И успех им был гарантирован, ибо у них все было под контролем, как говорится – все было «схвачено».
Они были элитой законопослушного народа, в массе своей не ожидавшего от этой элиты предательства.

Единственный неконтролируемый момент – это «заказ» тебя конкурентом, претендующим на твой «кусок» собственности. 
Ну, уж, извините, хоть какой-то элемент случайности должен оставаться в этой жизни!
А иначе, действительно – «конец истории», так даже и жить-то не интересно... 

Если бы нашей советской-антисоветской элите на их пути к нынешней «рыночной», «демократической» РФ грозила хотя бы десятая доля тех лишений и опасностей, которые выпали на долю «кадетов» в одном только «Ледяном» походе Корнилова, то они даже и не подумали бы о нашем «освобождении из плена коммунизма».
У них даже мысли такой не возникло бы!

Они бы привычно шли по карьерной лестнице в секретари обкомов, занимали бы кресла «завотделами», продолжали бы служить в КГБ, полоскали бы людям мОзги с кафедр политических наук, становились бы член.-коррами и академиками за счет обосновании единственной правильности «единственно правильного учения».  

И сколько бы пропагандисты типа Д.Киселева ни пытались слепить для нас общее «селфи» «февралистов» нашей эпохи с «февралистами» 100-летней давности (с «патриотом» Деникиным или с «благородным» Колчаком, расстрелянным «трусливыми» большевиками «без суда и следствия»), не «склеиваются» эти портреты.

Никак не «склеиваются».
И никакой «фотошоп» словесной эквилибристики здесь не поможет.

И потом, давайте признаем, что, какими бы объективно ни были Колчаки и Деникины (а объективно на них «висит» очень многое), они, все же, не заслужили, чтобы их еще и «ассоциировали» с нашими «освободителями-клептоманами».

Да. Оба Краха Империи были организованы «февралистами-вестернизаторами». Но и Феврали и сами «февралисты» этих двух эпох представляют собой «две большие разницы».

Ну, а уж большевики-то в крахе Империй точно не повинны. Ни первой, ни, тем более, второй.

*********
Конечно, сегодня уже не 90-е.
И на том спасибо.
«Нам удалось остановить страну на краю пропасти…»
Блин! А как она, глупая, на этом краю оказалась-то?
А так... И сами бежали к пропасти, и тащили к ней упирающуюся страну, но хватило ума на самом краю остановиться.

Да. Это тоже своего рода достижение. Кто же спорит!
И лично я не хочу сеять пессимизм и отрицать достижения последнего времени.
И уж «коней» у «края пропасти» менять не предлагаю. Это ведь даже не «на переправе»!
И я здесь совсем не оригинален, поскрипывая зубами, растворяюсь в массах.


Тот, кто понимает специфику русских «архетипов», никогда не станет всуе рассуждать на тему: «царь не настоящий».
И те, кто сегодня выпрыгивают из штанов, пытаясь что-то революционно «ускорить», просто не понимают, ни особенностей «анатомии» общественного организма, ни особенностей его «биохимии клетки». А, главное, особенностей нынешнего состояния общества и степени его психологической  травмированности «освобождением» последних десятилетий.

В данном случае речь идет только о том, что всем нам, от простого труженика и до высшего руководства страны, надо держаться с подобающей обстоятельствам исторической скромностью, соответствующей результату, достигнутому нами за последние три десятилетия .



Subscribe

  • "Нанометры" и "кубометры"

    Высокомерный скепсис по отношению к таким официозным передачам как «Вечера с В. Соловьевым» - вряд ли уместен. Этот скепсис - отражение…

  • Аустерлиц и Бородино

    «Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно».…

  • Почти библейский сюжет

    Это реплика по поводу предыдущего поста. Реакция оппонентов бывает разной по форме, но в ней есть одно общее содержание, вернее, общее настроение.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 19 comments

  • "Нанометры" и "кубометры"

    Высокомерный скепсис по отношению к таким официозным передачам как «Вечера с В. Соловьевым» - вряд ли уместен. Этот скепсис - отражение…

  • Аустерлиц и Бородино

    «Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно».…

  • Почти библейский сюжет

    Это реплика по поводу предыдущего поста. Реакция оппонентов бывает разной по форме, но в ней есть одно общее содержание, вернее, общее настроение.…