otshelnik_1 (otshelnik_1) wrote,
otshelnik_1
otshelnik_1

Categories:

Интернационалы и Кризис идентичности (3)

Окончание

Коминтерн был создан не столько против Второго Интернационала, сколько «помимо него». Между ними все же были и сочувственные отношения.


А вот о «черном Интернационале» этого сказать уже никак нельзя.
«Масонский» Интернационал назван здесь «черным» совершенно условно. «Черный» - значит, враждебный. И знаем мы о нем только то, что знают «профаны», но зато это знание не подлежит сомнению. Нам и этого хватит.

Наш современник, историк и публицист М.В. Назаров, которого, ну-у-у, никак невозможно заподозрить в большевизме, и который, мягко говоря, симпатизирует как раз «белому движению», пишет, что именно масоны

«взяли на себя (при поддержке западных эмиссаров) организационно-политические дела в тылу белых армий, обещая поддержку Антанты… Н.Д. Авксентьев во главе Уфимской директории, Н.В. Чайковский во главе Северного правительства в Архангельске, не говоря уже о многих их министрах и сотрудниках. Северо-западное правительство при Юдениче возглавлял С.Г. Лианозов («Думаю, все это правительство составлялось союзниками из масонов», - писал Р. Гуль)».

В.В. Кожинов уточняет и дополняет (Россия. Век ХХ).

«В июле 1919 года - в период наибольшего подъема Деникина – его правительство («Особое совещание») состояло из 24 человек. Шестеро из них - это генералы (а военные, как уже сказано, почти не вступали в масонство), но из остальных 18 человек 8 «начальников управлений» (т.е. министерств), причем важнейших, были масонами: начальник управления внутренних дел Н.Н. Чебышев, юстиции В.Н. Челищев, земледелия В.Н. Колокольцев, финансов М.В. Бернацкий, вероисповеданий Г.Н. Трубецкой, государственного контроля В.А. Степанов и наиболее влиятельные «министры без портфеля»… Словом, Деникин, как и Гучков в феврале, «был, – пользуясь определением В. И. Старцева, - окружен масонами со всех сторон».

И в этом нет ничего удивительного. Гражданская война белых с красными была реакцией Февраля на Октябрь. А коль скоро Февраль во многом был именно масонским «проектом», то и белое движение в целом не могло быть иным.
Эффективность масонской деятельности и опасность ее для России объяснялась, прежде всего, тем, что она представляла собой реализацию конкретных исторических проектов различных международных сил. В частности, реализацию того же англосаксонского проекта. 

И, конечно, эффективность такой деятельности была связана с ее скрытностью. Точнее, с ее скрытной скоординированностью. Достоверные факты о «масонском следе» стали просачиваться только спустя десятилетия. А в реальном масштабе времени имели место только смутные подозрения «одиозных личностей», которые воспринимались исключительно в качестве «городских сумасшедших».
М.Назаров пишет:

«О масонской принадлежности своих правителей-тыловиков, конечно, вряд ли могли знать белые бойцы, да и сами их генералы».

Так в этом все и дело. Напрямую истинные смыслы движения, как масонского проекта, должны знать только «посвященные».
Но незнание, тем не менее, не освобождает от ответственности, ибо масонство – это лишь форма координации деятельности, а о самом содержании деятельности белого движения не догадывались только те, кто и не желал ничего знать.
В одном их очерков генерала П.Краснова, по поводу самого раннего периода гражданской войны, есть сцена, где юнкер охраняет арестованного матроса-большевика, который бросает конвоиру обвинение: «Перед англо-французским капиталом выслуживаешься!»
Получается, что о тогдашней великой масонской тайне догадывался даже полуграмотный матрос, а вот генералы, бедненькие, ни о чем и не подозревали. 

Александр Сергеевич написал как-то:

«Сказано: тайные общества - дипломатия народов. Но какой же народ вверит права свои тайным обществам, и какое правительство, уважающее себя, войдёт с оными в переговоры?»

Народ наш, конечно, ничего не знал о масонской форме организации «белогвардейцев-кадетов», но саму сущность «кадетов», явную их сущность, соответствующую тайной форме, народ чувствовал и понимал прекрасно. И свои права вверять «кадетам» народ не собирался ни при каких обстоятельствах. 

Сравните «эзотерическую» деятельность масонов в дореволюционной России и в белом движении с деятельностью революционных «интернационалистов» (всех, кстати, национальностей), которые будто  галдящие на весь мир «бандерлоги», неистово-демонстративно «раскачивались на люстре».
Где здесь «эзотерика».
В эпоху активного разрушения еврейских общин, царское правительство пыталось сдерживать еврейскую миграцию законодательными мерами, хотя и не слишком успешно. Однако Февраль отменил все запреты, и еврейское население местечек через разломанную «черту оседлости» буквально хлынуло в города России и, прежде всего, в столицы.

Так что «еврейский окрас» тогдашней революционной власти не подлежит никакому сомнению. И это не какая-то мелочь революционной эпохи, так сказать, всего лишь «милая» ее особенность, это достаточно  важный ее фактор. Ведь «понаехавшие» «понаехали» не дворниками и штукатурами, они «понаехали» и во власть. Причем во власть революционную, а, значит, репрессивную.

Но как говорится, пришла беда (кризис идентичности), отворяй ворота. Эпоха кризиса - это перекосы везде и во всем. У такого кризиса нет положительных последствий.
Идеальный шторм… Это когда все проблемы сходятся в одной точке.
Словом, десять казней египетских…

Это «государствообразующий» народ переживал тогда кризис идентичности, а вот национальные меньшинства переживали несколько иные периоды своего бытия. И этот общий «раздрай» представлял собой и общий глубокий кризис идентичности уже всего многонационального «имперского народа» бывшей РИ. 

Указанный «окрас» тогдашней большевистской власти это фактор, хотя и важный (и для всех сторон и ныне довольно болезненный в обсуждении),  но с точки зрения анализа исторических процессов он представляется второстепенным или, скорее, третьестепенным.  Практически никто из многочисленных и многократно цитированных в этом журнале представителей тогдашних антибольшевистских сил не рассматривал этот фактор не только в ряду основных, но даже не рассматривал его как важный. По крайней мере, не рассматривал в цитированных мемуарах, посвященных революции и гражданской войне. (В. Шульгин посвятил этой проблеме отдельную книгу, но именно этим он отделил данную проблему от главных проблем.) 

Оппоненты пытаются объяснить это тем, что, мол, тогда, в реальном масштабе времени, «не все было известно», а вот в новейшее время – «открылось». Это они имеют в виду ту «конспирологию», которую залили им в мозг. (Против конспирологии без кавычек я ничего не имею. Но на вопрос, где кончается одна, и начинается другая, точно ответить не берусь, а потому  не знаю конкретно, из каких «кошек» они хотят слепить «тигра».)
Однако тогдашнее «еврейское влияние» не было тайным, оно не просто было на поверхности, оно зачастую буквально било в глаза. В этом и заключается его современная дезориентирующая функция. Своей демонстративной «наглостью» оно серьезно вредило большевикам даже и «во мнении народном».

Однако без этого «опричного» материала большевики, скорее всего, не удержали бы власть (что признает даже Шульгин). А только у них был шанс восстановить государственность среди «расплавленной стихии», причем государственность, независимую от внешних сил.

Мы не можем брать из истории только то, что нам нравится, выковыривать это, как изюм из булки. Одно принимать, а другое, неразрывно с ним связанное, проклинать.
Историю нужно принимать «как есть», ибо мы ничего не можем изменить в прошлом. В эпоху смуты зачастую любой разрушительный фактор имеет свою положительную сторону. И наоборот. Жизнеустроительные факторы имеют подчас свою тяжелейшую оборотную сторону. И все это чревато длительными осложнениями в будущем, осложнениями уже после «выздоровления».
Побочные эффекты принимаемых в экстренном порядке «лекарств» не всегда легко просчитываются. Собственно говоря, всю драматичную историю человечества можно рассматривать как совокупность «побочных эффектов» абсолютно «правильно принимаемых» решений, порой даже попросту безальтернативных.

Промысел не предоставил нам большевиков «с перламутровыми пуговицами». И нужно помнить, что Промысел предоставил их не нам, а нашему народу в его тогдашнем состоянии. Не надо большевистскую власть примеривать на себя. Эта «одежка» не по нам. Такие «примерки» некоторых слабонервных и изнеженных наших современников вводят зачастую в состояние истерики и фактически национального самоотречения в форме абсолютно тупого «национализма» и антисоветизма.

В той истории все было в целом логично и правильно именно потому, что после тогдашней клинической смерти государства мы с вами - живы. Мы существуем в тепле и сытости. И ощущаем себя народом-победителем, правда, уже чисто по формальному наследству. И у нас даже есть, чем оборониться от неизбывной агрессии Запада. (А у предков, кроме «винтаря» и коминтерновской прокламации, ни хрена не было.)
И все это мы имеем, несмотря на тридцатилетнюю разрушительно-предательскую  глупость нашу. И если нас ожидают драматичные события, то только по нашей вине.
Так что, строго говоря, роль страстных обличителей «предательства национальных интересов» в эпоху столетней давности нам сегодня подходит меньше всего.
      
Думается, достаточно «индифферентное» отношение мемуаристов к «еврейской теме» объяснил философ Л. Карсавин, который этот «еврейский вопрос» как раз подробно исследовал.

«Надо быть очень необразованным исторически человеком и слишком презирать русский народ, чтобы думать, будто евреи могли разрушить русское государство».

На организаторах и участниках белого движения «висит» многое, но вряд ли будет справедливо «вешать» на них еще и уровень исторического образования их нынешних «почитателей», а также и «специфическое» отношение этих «почитателей» к русскому народу. Вот уж за нынешних «белых» тогдашние белые точно не отвечают.   

А вот что касается масонства, то это совсем не клуб филателистов.
И принадлежность к масонству – это не конспирологический ярлык, и не признак рептилоида с планеты Нибиру.
Это маркер принадлежности к определенному Интернационалу. И это очень конкретно. Это маркер ангажированности вполне определенными внешними по отношению к России силами, имеющими свои планы, которые никогда ничего хорошего России не сулили.

И не случайно «бузил» видный представитель белого движения генерал-лейтенант Я.А. Слащев-Крымский, люто ненавидевший Врангеля именно за его «окружение».
«Лозунги русского патриотизма на службе у Франции» - так называлась написанная им уже в Советской России брошюра.
И плевать было Слащеву на тогдашнее очевидное «засилье» в Советской России «лиц еврейской национальности». По сравнению с другим засильем, скрытым засильем в кругах его бывших соратников, этот совершенно явный фактор был для него и второстепенным, и преходящим. Как не особо волновала его и длиннющая очередь выстроившихся поквитаться с «гадом-вешателем» (вполне заслуженно, кстати), что предельно осложняло работу ГПУ по его охране.
Вот до такой степени «достали» Якова Александровича, как он сам выражался, «лица керенского направления».


Уже первый Конгресс Коминтерна поставил коммунистам всего мира задачу всемерно защищать интересы Советской России, ибо она «оплот» и «плацдарм».
Надо же, какая неожиданность…
Ну, кто бы мог подумать!
Как говорится, почувствуйте разницу.
Давно ли социал-демократы беспокоились о том, что в случае мировой войны всеобщая международная антивоенная забастовка по призыву Второго Интернационала приведет как раз к поражению Запада и к торжеству России, поскольку в России пролетариат весьма немногочисленный, и рабочее движение не развито. И в результате «Европа окажется не социалистической, а казачьей». То есть Европа для них была высшей ценностью, ибо именно она была «беременна» высшей формой социального устройства. А «варварская», «немарксистская» Россия могла лишь (в силу своей «недоразвитости») придушить этого «младенца» в утробе.
И вот на тебе!

Уже в начале 1918 года в тезисах по вопросам Брестского мира Ленин выстраивал новую логику:
- социализм является высшей ценностью,
- социалистическая революция победила в России,
- следовательно, полезно все, что полезно Советской России, которую социалисты всего мира должны защищать.
Обязаны защищать, ибо она – «оплот»!
Надежда всего прогрессивного человечества…
И тот, кто в этом сомневается, не может считаться настоящим коммунистом и фактически солидаризируется с самыми реакционными силами современности.
Одним словом, становится на одну доску…
В смысле, распоясывается и показывает свое истинное лицо…
Это была логика большевиков-интернационалистов. Субъективно - совершенно искренних интернационалистов.
Но их устами говорила «историческая неизбежность».

Так что нечего удивляться тому, что русский националист, один из лидеров Союза русского народа, Борис Владимирович Никольский в начале 1918 года написал:

«Они… выполняют всю закладку объединительной политики по нашей, русской патриотической программе, созидая, вопреки своей воле и мысли, новый фундамент…»

Более того.

«Они стихийные, неудержимые и верные исполнители исторической неизбежности».

При этом самим «исполнителям» вовсе не обязательно было знать детали будущей «исторической неизбежности».
Это могло помешать «исполнению».


И уже на втором конгрессе Коминтерна летом 1920 года была принята резолюция, решительно запрещающая коммунистам членство в масонских ложах. А тем, кто в них состоит, необходимо было решительно порвать с ложами в кратчайшие сроки.
Дескать, многие из вас там у себя, в социалистических Интернационалах, привыкли в качестве «братьев-каменщиков» заниматься двурушничеством – и нашим и вашим.    
В Коминтерне этот фокус не пройдет.

Мы не для того создавали «осьминога», чтобы «империалисты» через «щупальца» посредством своих двойных агентов коммунистов-масонов пытались манипулировать московским «туловищем».
Мы не позволим «хвосту» вилять «собакой».
Феликс Эдмундович, проследите.

Надо прямо признать, что требование Ильича было предельно бестактным. Вход в ложи – рупь, а выход зачастую - жизнь. Вон, Александр Сергеевич «вошел» по молодости, а как «вышел» решительно и окончательно, так и «закатилось солнце русской поэзии».
Речь, надо думать, шла не столько о «выходе» из лож, сколько о том, что состоящие в «черном Интернационале», не должны состоять в Коминтерне. (Во всяком случае, не должны состоять без ведома ГПУ, а могут состоять только с его ведома и в интересах самого «оплота».)
Были ли на самом деле в Коминтерне масоны,  в каком количестве и в каком качестве – это уже зависело от проникающей способности последних и от возможностей советских спецслужб. Гарантировать полное отсутствие масонов в новой структуре «профан», конечно же, не может.

И наконец, если в конце 30-х Коминтерн был фактически ликвидирован, причем во многом посредством репрессий, то есть основание полагать, что настоятельному совету Ильича последовали далеко не все.
Впрочем, Коминтерн к тому времени уже выполнил свою функцию. Известно, что к 1939 году «в СССР был в основном построен социализм». В переводе с «марксистского» сленга на «гражданский» язык это означает, что интервенция «враждебных сущностей» уже не была для России смертельно опасной.

А, главное, кризис идентичности к этому времени был уже во многом преодолен. И на вопрос: «кто мы», граждане СССР ответ хорошо знали. Что и показала ВОВ, которая по своим масштабам и по своему накалу не шла ни в какое сравнение с Германской.   

И Третий, коммунистический Интернационал почил в бозе… Безропотно и во имя…
А Четвертому не быти…
За ненадобностью…

Многие неистово «козлят» большевиков, за то, что те первоначально рассматривали Россию, в основном только как «оплот» и «плацдарм».
В их представлениях «Россия» - это некая практически неизменная сущность, которая существует в определенном качестве сама по себе, независимо от состояния народа.
И в результате народ, то оказывается «достойным» их совершенно умозрительной «правильной» России, то оказывается, напротив – ужасно «недостойным» ее. (Сами-то они, сидящие сегодня на обломках империи – «ужасно достойные», поскольку «понимают» насколько в целом «недостойным России» оказался 100 лет назад «совковый» народ).

Однако Россия – это, прежде всего, ее народ. Каков народ – такова и Россия.
Народ, как «великая личность», в коме?
В коме и Россия.
Так что «оплот» и «плацдарм» - это уже начало «воскресения», это, конечно, еще не «построение чего-либо в одной отдельно взятой стране», но это уже начало восстановления идентичности: «Кто мы?».

Мы «оплот»...
Мы не как все.
Мы «оплот» и надежда всего прогрессивного человечества.
Для начала, кстати, совсем даже недурно!
Замахивайся на большее, а по малости только кулак отшибешь.

«А скажу я так: …зараз нам дюже некогда по девкам страдать, мы воюем с контрой и побиваем ее беспощадно. А как только вовзят прикончим ее, установится мирная советская власть по всему свету…»

Для затравки на меньшее донской казак Мишка Кошевой не согласен.
Нет, Европа, конечно, не станет казачьей…
«Казачьи» лавы будут остановлены уже на подступах к Варшаве.

В.Шульгин напишет в «1920-м»:

«…Им, Красным, только кажется, что они сражаются во славу «Интернационала»... На самом же деле, хотя и бессознательно, они льют кровь только для того, чтобы восстановить «Богохранимую Державу Российскую»... Они своими красными армиями (сделанными по-«белому») движутся во все стороны только до тех пор, пока не дойдут до твердых пределов, где начинается крепкое сопротивление других государственных организмов... Это и будут естественные границы Будущей России... Интернационал «смоется», а границы останутся...»

Кризис идентичности – это еще и потеря ориентации: где наше, а где уже нет.
Как определить - наше-то, где кончается? Не упустить бы свое-то…
Надежнее всего - на ощупь…
Когда Красная армия входила в Персию, жители, улыбаясь, стучали себя в грудь: «Борсевик, борсевик…»
А когда через месяц Красная армия уходила, эти «борсевики» палили в спину из каждого окна.
Нет. Не наши люди…    
А вот в Закавказье все было совсем по-другому – наши люди…

И то, что народ от исходного состояния в качестве «расплавленной стихии» лета 1917 года всего за 5 лет, превозмогая и свою собственную смуту, и вмешательство «черного Интернационала», восстановил империю почти в прежних границах, говорит о силе народа и о его мудрости.
А вот то, что многие сегодня, сидя на обломках империи, «козлят» народ и большевиков за их тогдашний «интернационализм», о мудрости этих «многих» уж точно не говорит.    

Те или иные большевики-евреи могли расстреливать русских «черносотенцев» по мотивам, возможно даже, не только политическим, но и национальным, как они расстреляли того же Б. Никольского. (Впрочем, чтобы желать отправить Никольского в «штаб Духонина», на тот момент совсем не обязательно было быть евреем. И справедливости ради: тот же М. Урицкий, когда сын Никольского несколькими месяцами ранее был арестован по ложному доносу, взял дело под личный контроль. Сына допросил и, убедившись в ложности доноса, дело прекратил и арестованного отпустил, хотя прекрасно знал, кто такой Б. Никольский.)
Однако расстрелять «историческую неизбежность», о которой писал Никольский, и орудием которой большевики выступали, они были не в состоянии. Напротив, именно эта «историческая неизбежность» позднее существенно проредит их собственные ряды.
    

«Чем большевики хуже кадетов, эсеров, октябристов, Штюрмеров и Протопоповых? Ничем. Россиею правят сейчас карающий Бог и беспощадная история, какие бы черви ни заводились в ее зияющих ранах».

И, глядя в прошлое, остается только склонить голову перед величием Промысла и, подтверждая справедливость слов Никольского, повторить вслед за фельдмаршалом Минихом утверждение, ставшее уже классическим:

«Россия управляется непосредственно Господом Богом. Иначе невозможно представить, как это государство до сих пор существует».   
Subscribe

  • Аустерлиц и Бородино

    «Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно».…

  • Почти библейский сюжет

    Это реплика по поводу предыдущего поста. Реакция оппонентов бывает разной по форме, но в ней есть одно общее содержание, вернее, общее настроение.…

  • От Бреста до Вискулей

    Ну, вот и отшумели празднично-победные дни августа… 30 лет – это уже эпоха… 12 июня 1990 года высший орган власти РСФСР…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments