January 17th, 2019

Размышления об эпохе национального нигилизма

                                                                   "Россия управляется непосредственно
                                                                    Господом Богом. Иначе невозможно
                                                                  представить, как это государство
                                                                       до сих пор существует".

                                                                                    Генерал-фельдмаршал Х. А. Миних


Концепция «захвата» России в 1917 году «антирусскими силами» во многом базируется на внешнем характере эпохи, отмеченной явным национально-культурным и историческим нигилизмом, эпохи,  продолжавшейся до середины 30-х годов.
Но, если Революция – это разрыв непрерывности, то как же может устоять национально-культурная традиция? Ведь это, прежде всего, ее разрыв.
Розанов был прав. Социальная смерть вступила в свои права сразу после подписания императором отречения 2 марта 1917 года. Социальная смерть подчас внешне выглядит как бурление жизни. Бурление, но без царя в голове… Так курица с отрубленной головой хаотично носится по двору.

Дезертирует солдат с фронта.

- Ну, куда ты бежишь! Ведь немец к тебе в деревню придет.
- Не-а, не придет. Мы далёко.
- А если придет?
- Ну, как-нито договоримся, чай.

Вот у такого солдата (абсолютно типичного) после отречения императора и провозглашения республики Отечества уже не было. Единственное его «отечество» на данный момент – это его крестьянская община, где мужики землю делят. Крепкие «горизонтальные» связи между людьми - только в пределах общин.    
И следует заметить, что хамское морализаторство образованных потомков здесь совершенно неуместно. 
Поведение этого солдата не безнравственное, а практически единственно для него доступное. С одной стороны, он такой, каким ему и положено было быть в РИ, а, с другой стороны, он такой, каким его сделали будущие вожди Добровольческой армии: Алексеев,  Корнилов, Лукомский, Колчак, арестовав царя и всю царскую семью и освободив, таким образом, солдата от присяги и от единственно доступного ему представления об Отечестве.

Collapse )