otshelnik_1 (otshelnik_1) wrote,
otshelnik_1
otshelnik_1

Category:

Выборы, выборы... 1917-й, 1991-й

Прошло уже три десятилетия – это целая эпоха…

Иной раз думается, а стоит ли переживать по поводу адекватности исторических представлений?
Почему бы и не наврать на большевиков и коммунистов, если это нужно «для пользы дела». Ведь в реале-то это были совсем не ангелы из «Сказок о Ленине» издательства «Детгиз».
Как, например, действовал шолоховский Мишка Кошевой?
Помните, когда старики пришли в хуторской совет по поводу отсутствия продуктов первой необходимости, конкретно - соли? (Разруха-то была не только в головах.) 

«— Наша власть тут ни при чем, — уже спокойнее сказал Мишка. — Тут одна власть виноватая: бывшая ваша кадетская власть! Это она разруху такую учинила, что даже соль представить, может, не на чем! Все железные дороги побитые, вагоны — то же самое…
Мишка долго рассказывал старикам о том, как белые при отступлении уничтожали государственное имущество, взрывали заводы, жгли склады. Кое-что он видел сам во время войны, кое о чем слышал, остальное же вдохновенно придумал с единственной целью — отвести недовольство от родной Советской власти. Чтобы оградить эту власть от упреков, он безобидно врал, ловчился, а про себя думал: «Не дюже большая беда будет, ежели я на сволочей и наговорю немножко. Все одно они сволочи, и им от этого не убудет, а нам явится польза…»

Надо признать, что не только простодушный Мишка Кошевой пользовался этим методом, и более высокопоставленные большевики им частенько не гнушались.
Это, вообще, общечеловеческий грех.
Но это потому и грех, что всегда выходит боком.
Он либо помогает тактически, но непременно выходит боком потом, либо изначально призван прикрыть то, что уже сегодня идет «боком», к разрушению, сикось-накось…

Наши официальные представления о советской истории на этом грехе
изначально и строились. С самого начала т. н. периода «нравственного очищения». 
Конечно, за 3,5 десятилетия кое-какой прогресс имеется.
Но только «кое-какой».

Например, сегодня уже признается, что выборы в Учредительное собрание были, может быть, самыми демократичными в истории России.
Тогда сложилась уникальная ситуация: уходящая власть уже не могла поставить избирательный аппарат под контроль, а новая пока еще ничего толком не контролировала.
Можно вроде бы порадоваться и за народ, и за себя. Ведь мы имеем неоспоримое свидетельство тогдашних общественных предпочтений.

Но вот, например, владыку Тихона (Шевкунова) это не радуется, он пришел в ужас: в интервью В. Соловьеву от 11.03.2021 он заявил:  

«Результат был интересен. 91 % депутатов, которые должны были определить будущее России и которые были избраны свободным голосованием, принадлежали к… террористическим партиям. Это эсеры и большевики.»

«К террористическим партиям» - это новая постановка вопроса.
Насколько она «частная» покажет время.

Мы знаем, что на выборах в Учредительное собрание большевики набрали почти 24% голосов. Эсеры - чуть более 40%. Кадеты – 4,7%, меньшевики - 2,7%.
Впрочем, владыка говорит не о голосах избирателей, а именно о депутатских мандатах (91% - эсеры + большевики). Это даже интереснее.
В любом случае, признается, что эсеры и большевики (социалистические партии) на выборах одержали убедительнейшую победу.

Признается - это уже прогресс.
А то ведь постоянно рассказывали о том, как проигравшие выборы большевики «украли победу» у неких правильных «истинных избранников России». Но при этом не уточнялось, кто был формальным победителем.
А вот партия «Народной свободы» - сиречь кадеты, проиграла выборы с треском. По их списку в частности шел генерал М. Алексеев, основатель Добровольческой армии. Сторонниками этой партии были и Л.Корнилов, и А. Деникин. После того, как кадеты набрали голосов немногим больше, чем Ксения Собчак, военное крыло партии кадетов оттянулось на юг страны и развязало гражданскую войну.
В Гражданскую «большевики» воевали с «кадетами».

Впрочем, если победителей на выборах в УС и их избирателей представлять как «террористов», то гражданскую войну кадетов можно трактовать как благородную  «антитеррористическую операцию».

Здесь уместно еще раз кратко воспроизвести картину во всей ее сложности.
Эсеры накануне выборов непримиримо разделились: на правых и левых.
Прежде всего, по вопросу войны и мира. «Левые» были солидарны с большевиками, а правые были «оборонцами». Но на выборы они шли единым списком, хотя за несколько дней до выборов на улицах Москвы правые эсеры полковника Рябцева насмерть бились с левыми эсерами!


Дело в том, что осенью 1917 года ни одна партия «оборонцев» не смогла бы рассчитывать на успех, и правые эсеры в процессе предвыборной агитации не акцентировали внимание на своем «оборончестве», в результате чего позиция левых эсеров во многом воспринималась как позиция единой партии.
Кстати, в нескольких округах левые эсеры успели, все же, выделиться в отдельный список, и в этих округах они получили в 3(!) раза больше голосов, нежели правые эсеры.  

Так что из 40% эсеровских голосов, уж как минимум, 20-25% по праву принадлежали левым эсерам, а правым перепадало лишь 15-20%. Так что большевики вместе с левыми эсерами вполне могли бы составить в Учредительном собрании квалифицированное большинство. Косвенно это подтверждает и создатель фильма «Гибель империи…».

Большевики это соотношение чувствовали, и поэтому почти половину постов в составе советских органов власти занимали левые эсеры. Более поздний конфликт большевиков и левых эсеров (летом 1918 года) был следствием неизбежной консолидации власти в период смуты. Это была свара между своими. И по своему содержанию этот конфликт во многом был не столько отвержением, сколько поглощением большевиками левых эсеров, как родственной политически силы.

Россия страна крестьянская, отсюда и доминирование эсеров.  Но в ХХ веке в России уже во всем «рулил» город.
Любопытно, что в 68 крупных губернских городах большевики получили 36,5% голосов. В то время как эсеры – только 10,5%.
В Петрограде за большевиков проголосовали 45,3% избирателей. За союзных им «левых» эсеров – 16,2%. Всего 61,5%. А за «правых» эсеров только 0,5%.
В Москве эсеры получили 8,5%, но за большевиков-то там проголосовали 50,1% избирателей.
Ну, и, наконец - Петроградский гарнизон отдал большевикам 79,2% голосов. Левым эсерам – 11,2%. Совокупно – 90,4% голосов.
А правым эсерам всего лишь 0,3%!

Последнее означает только то, что власть в столице практически сама упала в руки большевиков.

Между прочим: за социалистические партии, то есть партии, которые выступали за отмену частной собственности на землю и основные общественные богатства, проголосовали 83,6% избирателей (37,1 млн. из 44,4 млн.).
Народу (и, тем более, большевикам) УС было по барабану, но результаты выборов в УС весьма ценны сами по себе. 

Эти данные зачастую вызывают лютую истерику оппонентов (примеры можно найти и в этом журнале).
Дескать, какой смысл говорить о политических предпочтениях «95%» безграмотного «быдла», которое способен увлечь за собой куда угодно любой социальный демагог.
Как же они «любят» бедный «порабощенный» большевиками русский народ.
Он у них и «бессмысленное быдло».
Он у них и «клинически безумный».
Он у них и «пособник террористов».
Народ, конечно, в критические моменты истории бывает весьма далек от совершенства.  Но, как говорил Достоевский: вы полюбите нас черненькими, а беленькими нас любой полюбит.

Похоже, господин Шевкунов именно «социалистические» устремления жителей страны и  решил трактовать как «террористические».
Является ли эта подмена понятий пробным камнем новой государственной идеологии или это частные «завихрения» одного «отдельно взятого владыки», покажет время.
Но это любопытная подмена понятий.
Впрочем, сделано сие  довольно топорно.
Неоднократно утверждается, что большевики и эсеры - это партии, в «уставах которых» был напрямую прописан террор.
Надо же, как интересно.
Митрополит не знает, что такое Устав?
Устав партии – это коротенький документ о том, как строить партию. В этом документе не отражают ни стратегию, ни тактику.
Другое дело - программа партии.
За эсеровскую не скажу, но в большевистских я этого «террора» не нашел. Большевики всегда говорили, что «это не наш метод». И если политики публично открещиваются от террора, хотя бы на словах, то ясно, что уж в программе партии (официальном публичном документе!) этот «террор» вряд ли можно обнаружить.   
Что можно сказать по этому поводу? Бедная «сова», ее «натягивают на глобус» в особо извращенной форме.

Кстати, за эсеров проголосовало больше избирателей, нежели за большевиков, только потому, что для преимущественно крестьянской России эсеры были более «социалистическими», нежели большевики. Программа эсеров предполагала национализацию всей земли, в то время как программа большевиков предполагала лишь передачу земли в ведение местных властей.
Крестьяне отдавали свои голоса эсерам не потому, что они были «террористичнее», а потому, что в земельном вопросе они были «социалистичнее» большевиков.

Большевики слишком поздно приняли («украли») аграрную программу эсеров. Донести эти изменения в большевистской программе до сознания избирателей-крестьян уже не было времени. То есть избиратель отдавал предпочтение наиболее «социалистическим» политическим силам. 

(Данные основаны на подсчетах видного правого эсера Н.В. Святинского. В частности они приведены в книге В.В. Кожинова «Россия. Век XX».)

В сущности, осенью 1917 года подтвердилось то, что и пытался втолковать в своем знаменитом Меморандуме  П.Н.Дурново государю Николаю Александровичу: социалистические лозунги – это единственное, что сможет сплотить широкие слои населения в случае государственной катастрофы, которая с большой долей вероятности может быть учинена политикой правящих верхов РИ.
Единственное…

Никаких других оснований для сплочения рассыпавшегося в прах народа попросту не было.
Не было никакой альтернативы.
Вернее, была – окончательная гибель Государства Российского.
Справедливости ради нужно сказать, что сегодня об этом уже кричит даже В. Соловьев, считающийся официальным «пропагандистом Кремля»:

«Большевики спасли Россию…»

Пожалуй, даже слишком пафосно. Но, увы, это, скорее, его личное мнение.  

Несмотря на то, что в Гражданской войне к кадетам примкнули правые эсеры и частично меньшевики, политические силы Советской власти, обозначившиеся по результатам выборов в УС, все равно были в большинстве. Что и подтвердили итоги Гражданской войны, которая представляла собой еще более честные «выборы», нежели выборы в УС, правда, это были «выборы» чрезвычайно дорогие.

Что касается террора и терроризма. Представлять государственный террор эпохи восстановления государственности и мобилизационной модернизации (которая всегда репрессивна) производным от антигосударственного террора 1905-1907 годов - это нелепость, обличающая неадекватность социальных представлений и понятийную неряшливость, постоянно склоняющуюся к чисто поверхностным ассоциациям. 

Командующий американским экспедиционным корпусом в Сибири в эпоху Колчака генерал Грейвс позднее писал:

«Буду далёк от всякого преувеличения, если скажу, что на каждого убитого большевиками в Восточной Сибири приходится сто убитых антибольшевиками.»
«Зарубежная пресса постоянно утверждала, что именно большевики были теми русскими, которые совершали эти ужасные эксцессы, и пропаганда была до такой степени активной, что никто и подумать не мог, что эти злодеяния совершались против большевиков.»


Я не готов оценивать количественную сторону свидетельства генерала, но я совершенно не понимаю, на каком основании владыка Тихон отрешил от террора те политические силы, которые пребывали за пределами 91%. Во всяком случае, в своем выступлении.
Уж нынешние-то власти должны знать и чувствовать, что такое «зарубежная пресса и пропаганда»! И с какой легкостью эти всемирные «правдолюбы» могут белое представить черным и наоборот.
Кстати, правоэсеровский элемент в известной степени доминировал в белых армиях, но вряд оправдано белый террор выводить из этого факта.

Результаты выборов в УС зафиксировали предпочтения тогдашнего народа.
Вот таковы они были.
Без всяких оценок по принципу «хорошо/плохо».
Даже последнее правительство Деникина по своему составу именовалось «социалистическим». Это была отчаянная попытка хотя бы отчасти перехватить политическую повестку у большевиков.

То, что произошло 100 лет назад, не было привезено в «запломбированном вагоне».
Можно деформировать страну, как это сделано за последние 30 лет, но сделать бывшее «небывшим» невозможно.
Реальную историю нельзя заколотить фанерой, как Мавзолей.
Уж православный-то человек должен понимать, что любое глобальное событие имеет под собой и глобальные причины и не может быть следствием цепи досадных или преступных случайностей.
Что же удивительного в том, что русская душа, воспитанная православием,  в 1917 году взалкала не богатства и успеха (как в 1991-м), а социальной справедливости?

Суть «социалистического» выбора 100-летней давности – это цивилизационное самоопределение народа и его решительный разрыв с Западом, с его «капитализмом» и «демократией». 

Ну, ладно, Мишка Кошевой - безграмотный казак, и в 1921 году он действительно на абсолютных руинах страны пытался объяснить старикам-казакам, почему в магазине не было даже соли, безбожно валя все на кадетов (хотя кадеты и интервенты в разрушении экономики страны были, безусловно, повинны).

Мишка врал во имя будущего.
Он это будущее видел, хотя, скорее всего, и представлял его во многом иначе.
- К 1928 году (за 7 лет) практически с «нуля» был восстановлен экономический уровень 1913 года.
- К 1941 году (за 20 лет) СССР стал второй экономикой мира, уступая только США.
- В 1949 году (через 28 лет) СССР станет ядерной державой. 
- А в середине 50-х (через 3,5 десятилетия) появятся первые в мире: атомная электростанция, судно с ядерным реактором, искусственный спутник земли и пр. (впрочем, что-то из этого будет вторым).
- Кроме того, через 24 года после мишкиного вранья будет отражено нашествие всей Европы и одержана великая Победа.
Все это уместилось в 3 – 3,5 десятилетия после мишкиного вранья.  
И во имя этого будущего зачастую врали и весьма высокопоставленные «Мишки».

А во имя чего периодически врут нынешние «Мишки». Как высоко, так и низко поставленные?
Ну, Мишка-то Кошевой знал, что он врет. Он осознавал, что это грех. Даже частично оболгать «белых гадов» - это грех, но грех, тактически допустимый во имя великой цели («все равно они сволочи»).
А какие высокие цели ставят перед собой нынешние «Мишки»?
Вот даже и СССР нет уже три десятилетия.
Три десятилетия – это эпоха.
А если взять начало активной трансформации страны (осень 1986 года) то получатся и все три с половиной.

Большевики по окончании Гражданской получили почти экономический «ноль». Вот такое «наследство» от РИ они получили. Но в этом «наследстве» был пассионарный народ, способный на аскетизм во имя созидания. Этот народ горел жаждой творчества и полагал, что «ему нет преград ни в море, ни на суше».
А освободители страны от «безбожного коммунизма» получили сверждержаву с гигантским экономическим и геополитическим потенциалом.
И… что?
Они выкроили из этого гигантского наследства «державку» существенно поскромнее и с экономикой соответственно намного более скромной.
Из большого готового - выкроили малое!
Сверхдержаву низвели до уровня державы региональной.

Частичная коррекция, начавшаяся в «нулевые» после стремительного и глубокого провала в 90-е – это, безусловно, существенный момент. Но эта коррекция в целом, по совокупности показателей, уже не выведет нас за уровень 1990 года. Ни в экономике, ни, тем более, в геополитике. Хотя бы потому, что РСФСР была частью большой империи, а РФ – «сама по себе».

И здесь работает принцип проекции. Переложение с больной головы на здоровую. Это большевики, оказывается, ничего не создали, а все «украли» у великой и бесподобной РИ.
Ладно, хоть не у нынешней РФ…

- Предположим, решения поколений, живших 100 лет назад, устарели и не соответствуют нынешним реалиям.
- Предположим, что интуитивный «антикапитализм» и бессознательная «антибуржуазность» русского народа начала ХХ века (91% населения) сегодня уже не актуальны.
- Предположим, что навязчивый «капитализм» Запада, который всегда шел рука об руку с его навязчивой «демократией», перестал быть для Запада-Центра его средством-оружием порабощения Периферии с целью ее экономического ограбления.
- Предположим, что западные «правила игры» - это в настоящее время уже просто счастливый и бескорыстный дар благородного Запада всем народам, ведущий их к такому же богатству и процветанию.

Даже если бы все это было так, мы просто перестроили страну в соответствии с изменившимися обстоятельствами. Мы решили, что можем позволить себе «расслабуху»: отказаться от имперского строительства, сбросить «балласт» окраин, и принять западные условия игры («капитализм» и «демократию»), чтобы стать во всем однородными с Западом, дабы составить с ним единое пространство «от Лиссабона до Владивостока».
(Не будем даже упирать на то, что при этом фактически исчезает понятие России, как исторической сущности – главное, «чтобы люди были счастливы».)

Даже если бы все это было так, у нас нет никаких оснований предъявлять к «попередникам» претензии, проявляя вопиющее историческое хамство. Они принимали решения в своих обстоятельствах, несли за это ответственность своими судьбами и в результате оставили нам в наследство сверхдержаву.

Однако сегодня-то мы уже хорошо знаем, что «капитализм» и «демократия» - это по-прежнему оружие Запада, универсальные «отмычки», помогающие подчинять другие цивилизации, а вовсе не универсальные «ценности».
Это его, Запада, «правила игры», по которым он всегда должен выигрывать. Мы, наконец-то, догадались об этом спустя три десятилетия на руинах империи.

Значит, наши не слишком-то отягощенные образованием предки были правы. Они были менее образованы, но они были мудрее нас.
Они по сравнению с нами были русскими. И не нам, и по сей день периодически мечтательно поминающим «единое пространство от Лиссабона до Владивостока», учить их сквозь столетие русскости.

Нам на их фоне самоутверждаться, вообще, нечем.
Нынешнее 30-летие ведь тоже было выбрано.
12 июня 1991 года выбирали не президента России, а выбирали дальнейший путь развития, оказавшийся путем деградации.
А за год до этого, 12 июня 1990 года, выбранный народом парламент фактически провозгласил отказ от империи в пользу «компактной» региональной державы.

12 июня мы празднуем и то, и другое.
Празднуем по-прежнему, несмотря на принятые год назад «поправки».
- Отказ от империи – 12 июня 1990 года - это впервые за всю историю России.
- И признание западных ценностей определяющими – 12 июня 1991 года.
«Поправки» были хорошим поводом перенести «праздник».

Но, очевидно, верность принципам начала 90-х для нашей элиты имеет особое значение. 

И ведь уже через несколько лет после выбора начала 90-х большинство «выборщиков» стали относиться к своему выбору как-то странно.  Кого ни спросишь – никто «этого козла» не выбирал. И никто не защищал в августе 1991 года Белый дом. 
100 лет назад все было наоборот – число непосредственных «участников» штурма Зимнего с каждым годом увеличивалось в геометрической прогрессии.

Выбор 100-летней давности оказался более осознанным, нежели выбор 1991 года. И тогдашние выборщики оказались более ответственными, нежели нынешние.
Но признать это…
Для многих это просто немыслимо.
Ведь то, что по-настоящему изменило ход Русской истории, произошло не в 1917 году, а в 1991-м. И, похоже, эти изменения уже необратимы. По крайней мере, есть такое «обоснованное подозрение».   
И единственная «отмазка» здесь – упирать на неправоту «попередников» 100-летней давности и на наше стремление выправить «искривленный» ими ход Русской истории.

На самом деле РИ и СССР – это в определенном смысле – одно исторически целое.
СССР – это продолжение РИ. Это ВОСХОЖДЕНИЕ. Причем имперское.
А РФ – это уже несколько иное. Это НИСХОЖДЕНИЕ. Это принципиальный отказ от имперского строительства.
По крайней мере, пока.
Ничего удивительного.
Ни один исторический процесс не предполагает строго монотонного характера. В этом мире все когда-то проходит свой «зенит».

Время прийти соблазну в мир. Но горе тем, через кого он приходит.
Очевидно многие в «поколениях соблазна» этого «горя» вынести не могут и просто в целях анестезии душевного смятения решили поменять местами понятия «верха» и «низа». И происходит это все на подсознательном уровне. То есть искренне.

Мишка Кошевой знал, что он врет, грешит.
А нынешние «Мишки Кошевые» свято убеждены в своей правоте.
И они готовы порвать любого, кто попытается нарушить их «сон золотой».
Вообще-то, обществу для того, чтобы существовать, необходимо социальное мужество.
Мужество необходимо как на восходящей, так и на нисходящей ветви бытия. 
Осознание нисхождения - это необходимый фактор для замедления этого нисхождения, превращения его в длительную, медленно нисходящую «полочку».
Не говоря уже о том, что это осознание совершенно необходимо для того, чтобы переломить тренд в сторону восхождения.

Для всего этого необходимо АДЕКВАТНОЕ видение исторического процесса.
Если на «восходящей ветви» поклеп на «гадов попередников» может носить тактически мобилизующий характер, то на «нисходящей ветви» усвоение инверсной истории может иметь только дополнительный демобилизующий эффект, ускоряющий процессы деградации.
Адекватное восприятие истории – это необходимое условие возможного изменения тренда в сторону восхождения.
А вот «сон золотой» инверсной истории – это уже полная предрешенность. Анестезия экзистенциального дискомфорта «нас возвышающим обманом» – это уже – окончательная историческая капитуляция.
Это сладкий сон «засыпающих на морозе».

Вот, например, К. Шахназаров, человек к советскому прошлому вполне лояльный. Но даже он, сравнивая нынешнее состояние России с состоянием СССР накануне войны, заявил: а разве СССР был тогда таким уж экономически сильным? Да он на порядки уступал объединенной Гитлером Европе.
Увы, Карен Георгиевич. Это психологическая проекция. СССР уступал тогдашней объединенной Гитлером Европе не на порядки, а (по разным оценкам) всего лишь в 2 раза. Именно этот дисбаланс и пришлось компенсировать жертвенностью.
Это РФ сегодня уступает «на порядки». Режиссер просто бодрит себя и нас, приписывая СССР состояние нынешней РФ. Это происходит на бессознательном уровне.

Другая форма дешевого «бодрячества» - это неоправданное принижение  роли экономики в политике.
Экономика, экономика!
Да какая экономика была у Александра Македонского!
Или у Чингисхана?
(Вот, оказывается, кем они себя возомнили!)
Интересно, а что на этот «аргумент» ответил бы Иосиф Виссарионович в 30-е годы? 

У Александра Македонского, между прочим, были спартанцы. А наши поколения последних десятилетий на спартанцев явно не тянут. Мужества не хватает даже для адекватной оценки прошлого.
Вот, например, телеполковник Багдасаров, соревнующийся с Жириновским в списании наших нынешних проблем на большевиков, напомнил, тем не менее, что после войны довоенный экономический потенциал был восстановлен к 1948 году.
То есть менее чем за три года!
Вот, дескать, что такое политическая воля, которой сегодня, по его мнению, нет (по крайней мере, в должной степени).
Безвольные «спартанцы»?
Оригинально…

Так ведь послевоенную экономику, господа, и восстановили тогдашние «спартанцы» под руководством тогдашних «Александров Македонских».
(А тогдашних «Александров Македонских» нынешние даже от Победы отрешили. Задним числом.)
Уже в ХХ веке экономика была важнейшим критерием оценки - кто вы: «спартанцы», или так - отбываете «срок дожития» на обочине исторического процесса.

Кроме того, «спартанцы» отличаются от обывателей-потребителей тем, что прекрасно понимают разницу между имперским первородством и чечевичной похлебкой «развитого потребительского рынка». И одно на другое не обменивают.

Президент в свое время рассказал анекдот про обмен несмышленым пацаном отцовского военного кортика на часы. Так ведь подобное и произошло со страной в последние 30 лет. «Кортик» - это не «оружие судного дня» - это общая геополитическая, экономическая, культурная и идеологическая мощь страны.
И порой складывается впечатление, что все, что мы можем сегодня сказать в ответ на сжимающееся вокруг нас враждебное кольцо, это:
«Московское время 12 часов 36 минут.»

«Часики-то» неплохие. Думается, что бытовой потребительский комфорт в современной  РФ в некоторых сферах даже выше, чем на Западе. Казалось бы – никаких дефицитов. Живи и радуйся. Но при этом «спартанцы» смутно и беспокойно ощущают дефицит того, в чем раньше дефицита не ощущалось…
Почему мы терпим?
Почему мы не отвечаем?
Почему мы не вмажем?
Почему мы не врежем?
Ну, почему не отвечаем… Всегда отвечаем…
Но, как правило:
«Московское время 23 часа 15 минут.»
Пожалуй, можно только удивляться тому, что руководству страны удается, все же, проводить относительно независимую внешнюю политику. 

Нет, господа…
Это, скорее, Мишка Кошевой, готовый гнать своего дончака на край света ради установления «власти трудящихся» в «мировом масштабе» (на худой конец, от Владивостока до Лиссабона), напоминал воина Чингисхана, стремящегося «к последнему морю».  

Автор не имеет ни малейшего намерения укорять нынешних «спартанцев» героическим созидательным прошлым. Это, вообще, занятие малопродуктивное, ибо всему свое время под небом. Тем более, что сам автор не чувствует за собой такого морального права.

Речь идет только о недопустимости обратного процесса, как абсолютно противоестественного и хамского в библейском понимании.
Subscribe

  • "Нанометры" и "кубометры"

    Высокомерный скепсис по отношению к таким официозным передачам как «Вечера с В. Соловьевым» - вряд ли уместен. Этот скепсис - отражение…

  • Аустерлиц и Бородино

    «Очень немного требуется, чтобы уничтожить человека: стоит лишь убедить его в том, что дело, которым он занимается, никому не нужно».…

  • Почти библейский сюжет

    Это реплика по поводу предыдущего поста. Реакция оппонентов бывает разной по форме, но в ней есть одно общее содержание, вернее, общее настроение.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments