otshelnik_1 (otshelnik_1) wrote,
otshelnik_1
otshelnik_1

Categories:

А откуда они взялись?

А откуда у нас сегодня взялись «монархисты» и «белые»?

Давайте зададим себе вопрос: почему Французская революция запустила колебательный переходный процесс «Революция-Реставрация», и почему в России этот процесс был апериодическим с минимальной постоянной времени?
Одним словом – раз и квас!

Дело в том, что во Франции монархическая традиция была сильна, и Революции долго пришлось воевать с Традицией. А в России в феврале 1917 г. монархическая традиция слиняла за пару дней. Ну не было монархистов как политической силы уже тогда. А были либералы-февралисты и большевики. И что касается прежних форм национального бытия, то они исчерпали себя полностью и вызывали почти всеобщее отторжение. У красных по-своему, у белых по-своему.

А существовал ли проект либералов-февралистов как реальность, которая могла запасть в душу народа и привести к реставрации проекта? Ответ очевиден. Это была химера, которая умерла, не возникнув. И не потому, что большевики ее убили, а потому, что она сама почила в течение нескольких месяцев, и большевики просто подобрали власть.
Вставайте за Учредительное собрание!
Ага, щас…

Так, что волею Провидения в России осенью 1917 года не было по большому счету ничего, кроме большевистского проекта, который первоначально был смутен и страшен. Он и в головах большевиков-то был смутен. В результате Россия в политическом плане оказалась как tabula rasa, и никакая Реставрация, ни монархическая, ни бело-либеральная большевикам не грозила. В Гражданскую самым опасным для большевиков были не белые, а всеобщий бунт, направленный против восстановления любой власти.  «Хлестнула дерзко за предел нас отравившая свобода». Как говаривал Ильич, эта стихия была опаснее всех белых армий вместе взятых. А для белых эта «стихия» была еще опаснее! Колчака она просто схавала. А Деникина она объела с краев – мама не горюй! Однако «русский бунт» это явление, не имеющее политического содержания.

Во Франции Традиция была настолько сильна, что уже через четверть века произошла Реставрация, на трон взошел родной брат (!) казненного монарха, и парламент на три четверти состоял из ультрароялистов. И произошло это только потому, что эти ультрароялисты РЕАЛЬНО были! И была живая связь с Традицией.
(А все «роялисты» СССР в 20-е годы поместились, надо полагать, на ладошке чекиста Артузова под крышей операции «Трест». Даже еще и не хватило для полноценной организации. Пришлось доукомплектовать чекистами.)   

Но Революция во Франции все-таки взяла свое.
Республика возвратилась.
Но не насовсем.

Вторая производная Традиции вернулась только через шесть десятилетий после начала Революции, но живой связи с исходной Традицией уже не было. Временной разрыв был слишком большим. Вторая производная Монархии опиралась только на тех, кто помнил лишь первую производную.
Это был затухающий колебательный процесс.

После 1870 года ни о какой монархии во Франции уже и речи никто не вел. День взятия Бастилии - национальный праздник. Правду о Революции знает любой грамотный француз, но тот, кто попытается столкнуть лбами Миф о Революции и Правду о ней – враг народа и Пятой республики.

Объясните мне, господа «монархисты» и прочие «белые», откуда вы взялись? Откуда в России взялись «монархисты» спустя 100 лет? Из книжек, прочитанных вами? Больше ведь неоткуда.
Извините, как говорил Станиславский - не верю!

Невозможно зачать ребенка через воздушный поцелуй, к тому же переданный сквозь столетие на пожелтевшей фотографии.

Нет, Нет! Я знаю, что вы не мыслите себя вне ваших концепций, вы готовы за них умирать и убивать (или, по крайней мере, так вам кажется, сидючи на диване). Но в этом-то и весь ужас. Вы не являетесь носителями реальных цивилизационных проектов. Вас, как содержательного явления,  нет, но нетерпимость и ненависть к оппонентам у вас реальная и запредельная. И этим вы напоминаете украинских свидомых.
Беда в том, что наши «монархисты» не понимают, что такое монархия.
Они не знают толком, как была устроена дореволюционная Россия, иначе они не предлагали бы рецепты переустройства современной РФ в той или иной мере по образу и подобию РИ.
Они создали свою мифологию.

Они придумали свою Гражданскую войну.
Они придумали своих, не существовавших  «белых».
Они даже ухитрились «белых», которые монархистами не были от слова «совсем», сочетать с монархической идеей.
Не надо, господа, этой хитрожопости. Вы либо «белые», либо «монархисты».
Монархисты в Гражданскую не выступали как организованная политическая сила. Ну да, конечно, подпольные организации монархистов были и у Колчака, и у Деникина.
Подпольные.
(Удивительно даже, как эти подпольщики не нашли общего языка с подпольщиками-большевиками!)
Нет, когда их прижмешь, они, оказывается, знают, какую роль основатели белого движения сыграли в крушении исторической России.
Но когда их слегка приотпустишь, они сразу начинают делать вид, что между монархистами и белыми и разницы-то особой нет. Дело понятное. Для их концепции им нужно реальное сопротивление большевикам некоей «правильной силы». А "правильной" нет. Сопротивление оказывали либо либералы, либо сепаратисты.
Пичалька…

Помнится, один телевизионный краснобай, «православный монархист», соорудил такую словестную конструкцию: мол, в Добровольческой армии дети февралистов искупали кровью грехи своих либеральных отцов, соорудивших Февраль.
Какие на хрен "дети"?
Каких еще "отцов"?
Ледяной поход начался в феврале 1918-го, спустя год после Февраля. У рядовых его адептов еще и дети не успели родиться, а родившиеся вряд ли успели подрасти. Сами «отцы» там и безобразничали напропалую. Причем на знамени Корнилова были написаны как раз идеи Февраля.
К тому же, если честно, то дети либералов, как правило, становятся либералами, и в этом смысле своим папашкам могут еще и фору дать.

Левых можно все же понять, прошла лишь четверть века, и наличие живой связи с советской традицией – это реальность. Советская традиция вобрала в себя информационную и культурную составляющие дореволюционной традиции. Из нас 10 лет за школьной партой формировали человека исторического. Впихивали в нас отечественную и мировую историю и литературу.

Все, что у нас сегодня есть – это причудливым образом чрезвычайно деформированный либералами Советский проект. Мы живем внутри него. Мы можем повлиять на то, во что он трансформируется. Но мы не можем вернуться в прошлое. Даже в советское.
Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Можно, конечно, войти в поток Бессмертного полка с портретом Николая II, но это будет выглядеть уже откровенной профанацией.

Нет у нас монархистов и белых, и, если претенденты на эти роли считают своих оппонентов советскими мутантами, то сами они являются мутантами мутантов, а вовсе не какими-то «настоящими правильными русскими». Они не продукт «исторической России», а продукт разложения «советского человека». А известно, что продукт распада чего-либо, как правило, отнюдь не лучше исходного объекта.
Однако, если советские «мутанты» опираются на живую традицию, то бело-монархические «мутанты в квадрате» висят над пустотой и зажигают над ней свои идеологические маяки.

Родившиеся в 50-70-х годах бывшие октябрята, пионеры, комсомольцы и даже члены партии, требуют от таких же своих сверстников, чтобы они покаялись за то, что происходило в стране задолго до рождения и тех, и других. Они бьются в истерике и заламывают руки. Они поняли истину и причастились, а эти «совки» не хотят! И это происходит не в дурдоме, а в реальной жизни!
Люди, покайтесь! Куда дели сокровища убиенной вами тещи?

Эх, вытащить бы вас, ребята, из вашей исторической песочницы, где вы лепите свои идеологические куличики, и надрать бы вам уши.
Да Заратустра не позволяет.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments