otshelnik_1 (otshelnik_1) wrote,
otshelnik_1
otshelnik_1

Categories:

Классовое и цивилизационное

Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников славить,
Их за прилавками Октябрь застал,
Случайно им мы не свернули шею.
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Россию!
А может, лучше было не спасать?

Дж. Алтаузен

Джек Алтаузен, хотя бы смягчал свой приговор вопросительной интонацией. А нынешние леваки рассуждают строго императивно.
Этот пост навеян полемикой с нашими современными леваками (не путать с левыми) на различных ресурсах.

Конечно, либеральная, прозападная общественность от русофобии никогда не отказывалась. Однако, казалось бы, «левая мысль», воспринимающая либералов как своих антиподов, после эпохи,  «решительно осужденной партией» во второй половине 30-х годов, уже никогда не вернется к «прошлому».

А вот никогда не говори «никогда».

Начать, пожалуй, следует с того, что весь «пирог» человечества вертикальными гранями делится на национальные и цивилизационные «ломти». Это факт очевидный.
Сами национально-цивилизационные «ломти» уже горизонтальными гранями делятся на сословно-классовые слои. Эта «слоеность» возникает исторически в процессе органичного развития каждой нации или цивилизации (каждого «ломтя»), а потому природа одноименных «слоев» в национальных «ломтях» также весьма различна. Например, русский крестьянин, немецкий бауэр и американский фермер практически не имеют ничего общего, ибо являются наиболее укорененными в национальной почве слоями, т. е. отражают в себе, прежде всего, цивилизационное различие «ломтей».

Все единое противоречиво в своих частях. И наличие социально-классовых противоречий внутри цивилизационного «ломтя» вовсе не отрицает его сущностного единства.

Буржуазия и пролетариат – это слои-классы Нового времени, в известном смысле оторванные от почвы. В них, безусловно, гораздо проще найти общее, сквозное, характерное для всех национальных и цивилизационных «ломтей».
Однако и здесь цивилизационные различия гораздо сильнее эфемерного горизонтального «классового единства».
Возникновение буржуазии и пролетариата, классов с явными признаками интернационализма, породило концепции, согласно которым основными противоречиями являются классовые, а вовсе не цивилизационные. Человечество, дескать, прежде всего, квантуется по горизонтали на классовые «слои», а вот актуальность «вертикальных», цивилизационных и национальных граней между «ломтями» надумана, мол, «эксплуататорскими классами», для отвлечения от классовой борьбы.

Однако кто кого от чего и чем на самом деле отвлекает - это вопрос далеко не праздный...

«Практика - критерий истины» - говорят нам авторы подобных теорий. Надо сказать, что теории эти в целом вовсе не лишены оснований, а приведенная максима относительно «практики» и вовсе не вызывает сомнений.

Вот ей и последуем.

Внимательное изучение нашей Гражданской войны показывает, что, несмотря на определенные проявления «пролетарской солидарности», британские, французские, американские (не говоря уже о японских) «рабочие и крестьяне», одетые в военные мундиры, чморили своих русских «братьев по классу» почем зря.
Цивилизационные противоречия были неизмеримо сильнее классовых!


Вот, например, командующий американским экспедиционным корпусом в Сибири ген. Гревс вспоминал о рапорте молодого лейтенанта, которого он послал расследовать обстоятельства очередной зверской колчаковской экзекуции.
Офицер доложил, а потом, побледнев, попросил, чтобы генерал более не давал ему таких поручений, ибо он с трудом удержался от того, чтобы не сорвать с себя форму и не присоединиться к русским антиколчаковским партизанам.
Но ведь не присоединился же.
И потом, это исключительные случаи.
И «пролетарский интернационализм» здесь совсем ни при чем. Офицер – выходец из мелкобуржуазных слоев и перед нами просто движение души порядочного человека. То же самое касается и самого Гревса, обнаруживающего в своих мемуарах известные симпатии к русскому простонародью и отвращение к колчаковцам. Это не мешало ему воевать на стороне последних и проводить политику САСШ в Сибири, тоже отнюдь не бескровную.
Что-то мне подсказывает, что рядовые американские солдаты-пролетарии в массе своей не особо заморачивались гуманистическими заморочками, подобно молодому лейтенанту-интеллигенту с буржуазным воспитанием.

«Мы отняли у Антанты ее солдат» - говорил Ильич.
Позволю себе поспорить с вождем мирового пролетариата. Вполне спокойненько англичане на Севере косили пулеметным огнем восставших русских солдат в белогвардейских полках, солдат, пытавшихся уйти к красным. Ротами и батальонами. 
Солдат у Антанты отняла, скорее, всеобщая усталость.
Ну, скажите, кому охота воевать? Воевать, черт знает где (хо-о-о-лодно, блин!).
ПМВ уже закончилась, победа!
Нас дома ждут! Что мы делаем здесь, в ледяной пустыне?
В общем - наплявать, наплявать, надоело ваявать…
Ну, а требование дембеля, если надо, всегда можно обосновать и  «классовой солидарностью».
Одно дело, «во имя классовой солидарности» - дембель требовать, и совсем другое дело во имя «солидарности» в атаку ходить.   

Тот, кто считает, что ему нечего делить с американским «работягой из гетто» (такие разговоры по сети ходят), должен сначала спросить на этот счет мнение американского «работяги».
Полагаю, он сильно удивится…
А все потому, что американский «работяга» - исторический материалист.
Он, безусловно, материалист, как и подавляющее большинство американцев.
И, конечно, он именно исторический материалист - он исторически сложившийся цивилизационный тип. Сложившийся в специфических американских условиях.

Так что, убежден, американский «работяга» всегда проявит с нами солидарность в демонтаже «антинародного путинского режима».
Под руководством своего госдепа. И в его совместных с ним интересах.
И я сомневаюсь, что вам удастся убедить американского «работягу» в том, что его госдеп – это вовсе «не его госдеп», а то же самое, что и «антинародный путинский режим».
В этой ситуации наш борец с «антинародным путинским режимом» может, конечно, утешаться мыслью, что госдеп одурачил или подкупил американского «работягу».
Я, например, убежден, что нашего левака, «борца с путинским режимом», госдеп подкупать не будет.
Идиоты хороши тем, что на них не надо тратиться.   

Если говорить о буржуазии, то она, конечно, склонна к космополитизму. В XVII веке, когда капитализм уже встал на крыло, сразу же потребовались структуры для скрытых от посторонних глаз международных буржуазных «тёрок». Говорят, тогда в качестве основы было выбрано масонство шотландского обряда. Но это означает только одно, что за буржуазией нужен глаз, да глаз. Впрочем, за элитами и при феодализме необходимо было тщательно присматривать, чтобы не шатались по тамплиерам и розенкрейцерам.

А что касается пролетариата, то его явные структуры – «Интернационалы», как-то не задались.
Буржуазия все время норовила к ним подключиться через свои ложи и использовать их в своих интересах. И не без успеха. Иной раз и не поймешь, где кончается одно, и начинается другое.
На одном из конгрессов III Интернационала Ленин все же сумел провести резолюцию о недопустимости членства коммунистов в масонских ложах.
Кому же понравится, когда тобой управляют, вместо того, чтобы «наоборот»? Причем управляют через то, через что ты сам собирался управлять другими.
Но, похоже, из этого запрета толком ничего не вышло, поскольку Иосифу Виссарионовичу в конце 30-х годов этот Коминтерн пришлось перестрелять и пересажать к едреней Фене. А в 1943 году и вовсе подвести его под точку замерзания.
Пичалька…

А. Куприн в свое время написал:

«Мы, русские так уж созданы нашим русским богом, что умеем болеть чужой болью, как своей.»

Есть все основания полагать,  что и бескорыстную «интернациональную» помощь советского периода «униженным и угнетенным» вряд ли следует  представлять, как исключительно проявление «классового самосознания».
Это на самом деле, скорее, наше цивилизационное свойство, безусловно, значительно усиленное эгалитарным характером советской эпохи.
Это по-нашему – бежать помогать «братьям».
Добровольно. (Но подчас государственно-организованно).
Помогать восставшим грекам.
Помогать балканским народам.
Помогать бурам в войне против англичан.
«Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне…»
«Гренада, Гренада, Гренада моя…»   

В этом плане вспомнилось мне одно эссе Дж. Оруэлла (кажется, 1939 год), где он предельно нервно сетует по поводу поражения республиканцев в Испании и того, что английский пролетариат, вообще, не понимает, какое роковое значение это поражение имеет для всего мирового пролетариата и английского в частности. Этот интеллектуал-гуманист с горечью констатирует, что британский рабочий класс гораздо больше интересуют результаты футбольных матчей, нежели осознание своих интересов.
(И почему я не удивлен?)
Это вам ничего не напоминает? Никакой другой пролетариат не приходит вам на ум?
Кстати, а почему интересами английского пролетариата озабочен отнюдь не пролетарий – Дж. Оруэлл? И почему у истоков РСДРП пролетариев было совсем не богато? Да и в Интернационалах их тоже было не густо.     
Меня, конечно, могут обвинить в том, что я не люблю пролетариата. Как булгаковский профессор Преображенский.
Ничего подобного. Интеллигентский снобизм Филип-Филипыча мне отвратителен.
На самом деле я к пролетариату хорошо отношусь.
Но, прежде всего, к русскому пролетариату.
И принимаю его таким, каков он есть, и не наделяю его некими мифическими «освободительными» свойствами.
Согласен, как-то не по-марксистски это.
И, кстати, ни футболом, ни хоккеем я не интересуюсь совсем. А вот на то, чем интересуюсь я, у пролетариата, возможно, просто нет времени. Как у британского пролетариата не было времени и желания переживать из-за того, из-за чего не находил себе места Дж. Оруэлл.
Вообще, наделение пролетариата неким особым социальным сознанием представляется мне довольно искусственным. 

Один известный "пророк", прежде чем встретиться с ледорубом, накануне ВОВ изрек такую сентенцию:

«Судьба СССР будет решаться в последнем счете не на карте генеральных штабов, а на карте борьбы классов. Только европейский пролетариат, непримиримо противостоящий своей буржуазии… сможет оградить СССР от разгрома.»

Ну, и как? Оградил?

Пока русские танки не вошли в Берлин, а пролетарии и их близкие не выстроились в очередь за кашей к полковому котлу, классовое сознание у немецкого пролетариата так и не пробудилось.
А ведь у германского пролетариата в начале века были определенные «традиции», которые сегодня у американского «пролетариата» отсутствуют напрочь. Да и у европейского тоже. Даже само явление – «рабочий класс» за столетие изменилось очень сильно.

Лично у меня нет ни малейшей надежды на то, что американский или британский «пролетариат» могут нам сегодня хоть чем-нибудь помочь.


Вот спер у А. Роджерса примерчик из поста, где он стебётся  над  т. н. «интернационалистами».

«Коммунист должен быть, прежде всего, интернационалистом. Русских коммунистов в 1991 году разбили, обвели, как котят, вокруг пальца капиталисты. Ну, так придите на помощь, товарищи-китайцы, хоть легально, хоть нелегально. Почему не возглавляете международное комм. движение.»

Можно сказать, крик души. Китайцы, придите на помощь…
(Бойтесь исполнения своих желаний.)
Это ярчайший пример социально-психологической неадекватности, порожденной неадекватным представлением о мире.

Китайские коммунисты – это, прежде всего, китайцы.
А уже потом коммунисты.
Цивилизация первична. А китайской цивилизации несколько тысячелетий.
Это очень своеобразная и очень сильная цивилизация.
Китайский «коммунизм» - это ИХ коммунизм.
Его нынешнюю успешность невозможно перенести куда-либо.
Да и почему китайские «товарищи» должны делиться своей успешностью с русскими «товарищами», даже если бы это было возможно? И кто вам сказал, что они вас товарищами считают?
Почему они должны быть, прежде всего, интернационалистами?
Только потому, что в России есть идиоты, которые так считают?

Русский коммунист...
На первом месте стоит слово «русский».
Русский коммунист должен быть, прежде всего, русским.
А если он, прежде всего, интернационалист, то какой он, нахрен, русский.
Смутно припоминаю кем-то сказанные сакраментальные слова: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество.»
Ну, «все человечество» – это круто. Ильич всегда был неисправимым максималистом.
Но уж всю сумму знаний выработанных твоим народом – уж это-то усвоить нужно!
Ну, хотя бы конспективно, в общих чертах…
Ведь твой народ существует тысячу лет. Он создал великую государственность и великую культуру. Судя по тому, что ты, как «коммунист», взываешь к китайцам, русским ты не являешься. 

Сначала нужно кем-то быть.
Нужно быть укорененным в историческом цивилизационном бытии, т. е. нужно быть настоящим человеком.

А уже потом ты  можешь быть интернационалистом.
В дополнение к этому.
Если сможешь...  Сможешь – тогда будешь еще более «настоящим».
Ибо, только не будучи настоящим человеком, так легко быть «интернационалистом».
Как бы - «взамен», в оправдание своей цивилизационной пустоты.
«Интернационализм» как оправдание национальной «бесполости»,  оправдание своего нежелания или неспособности быть кем-то определенным, т. е. иметь вертикальное историческое измерение (что требует умственных и духовных усилий) - это определенный вид нравственного помешательства.
Нравственное помешательство вызвано, как правило, патологической недоразвитостью эмоциональной сферы. Такие люди не в состоянии воспринимать и ценить цивилизационное богатство. Это для них слишком сложно, и они подсознательно стремятся к уничтожению этой «ненужной» и даже «вредной» сложности. Во имя, как им кажется, некоего светлого и прекрасного «изма».
Причем «измов» этих на самом деле огромное количество.


А вот коли усвоил всю сумму знаний (как Ильич советовал), то можно уже попытаться составляющие разнородного и цветастого цивилизационного богатства сопрягать «измом». Вот тут-то вы и увидите, сколь эфемерно «классовое единство» по сравнению с жизненной силой цивилизационного многообразия.
А убить до конца «цивилизацию» не получилось даже в Кампучии.

Однако тех, кто свято уверовал в то, что классовое деление – это главное, а цивилизационное и национальное деление это не более, чем средство отвлечения от классовой борьбы, придуманное эксплуататорскими классами, остановить невозможно.
Их главным врагом становится культура, цивилизация, государство.
Но поскольку другие народы и цивилизации не позволят «интернационалистам» себя разрушать, то таким «интернационалистам» остается только одно - разрушать свое государство, свою культуру, свою цивилизацию.
Так сказать, в одностороннем порядке.

Вот суть того уклона 20-х - первой половины 30-х годов, который можно обозначить, как политику национального нигилизма.

Окончание на слудующей странице

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 16 comments